Про то как сталкиваются цивилизации

Вчера обсуждали с товарищем книгу Самюэля Хантингтона.

В отличие от некоторых других попыток осмысления глобального миропорядка книга отличается достаточно высоким уровнем внятности и присутствия здравого смысла. Совсем избежать соблазна навязывать читателям свою собственную изящную схему вопреки менее изящным фактам реальности Хантингтону не удалось, но едва ли изобретателю новой геополитической теории вообще можно сохранить в таком случае беспристрастность. К тому же, Хантингтон не дружит с фактами лишь по мелочам и наиболее часто это наблюдается в тех случаях, когда он излагает содержание распространенных в его время (1990-е) в его стране (США) стереотипов, таких как великая роль Японии или расписывание в красках китайского успеха и “китайской угрозы”.

Из самых полезных идей в книжке следует назвать идею поэтапного усвоения атрибутов западной цивилизации в ходе так называемой “индигенизации”. Суть ее сводится к тому, что когда какая-нибудь страна незападной цивилизации заимствует элементы западной культуры (в т.ч. элементы политической организации общества и организации экономических отношений), то это происходит в два этапа:

  1. Отцы приветствуют нововведения в надежде, что они позволят им встать на один уровень с ведущими мировыми державами, отказаться от отсталости, неразумного консерватизма, устаревшей идеологии и т.д. Разумеется, такие настроения разделяются не всеми, но они преобладают — и в этом основная характерная особенность первого этапа.
  2. Дети, привыкнув к нововведениям отцов и сумев оценить все блага и недостатки обновленного общества, перестают воспринимать модернизацию в оглядке на западные образцы как основной вектор развития своей страны. Начинают думать о возрождении традиций, идеологии и поиске нового пути, который бы, не разрывая с современностью, соответствовал бы требованиям традиционной культуры. Таким образом получается восточный капитализм без европейского гуманизма и приоритета частного над общим.

Хантингтон предсказывает, что обновленные страны Дальнего и Ближнего Востока будут определять мировую политику первой четверти XXI в., и основной его козырь здесь — совершенно объективно существующая тенденция к увеличению численности населения в этих регионах при неуклонном старении населения стран Европы и Северной Америки. Здесь спорить не приходится — к 2025 г. представители западной цивилизации будут составлять 10% мирового населения (15% – если с нами), в то время как в 1900 г. это было 44 и 53% соответственно. Постепенно мы становимся экзотикой.

Но только численность населения и объемы ВВП — это, наверное, далеко не все составляющие успеха. Есть и другие причины, которые не позволяют незападным странам, даже преуспевающим в экономическом отношении, достигать аналогичного с западными уровня развития науки и самостоятельного (особенно высокотехнологичного) производства (за исключением Японии). Опять же, ставить в вину Хантингтону то, что он не стал влезать в неблагодарную тему сопоставления менталитетов и их влияния на экономический и политический потенциал соответствующих стран, не приходится — на эту тему и без него написано немало книжек. Но и сбрасывать со счетов тот фактор, что европеец как производственная, социальная и политическая единица действительно имеет большую ценность, чем его африканские, азиатские (чтобы не посчитали расистом, добавлю – и русские) современники, не стоит. Проблема в том, что не совсем понятно, в каких единицах измерять этот фактор.

Что же касается основной идеи книги, то с ней тоже не приходится спорить: в мире после Холодной войны основная движущая сила политики — конфликт культурно-религиозных идентичностей в масштабах не отдельных стран, а целых цивилизацией. При этом цивилизации соответствует пределам религиозно-культурного ареала, и если граница такого ареала проходит внутри какой-либо страны, то такой стране не повезло (Югославия представляет собой самый трагический и самый наглядный пример).

Ввод автором термина “культурной шизофрении”, применимого к России, Мексике и Турции, а также анализ перспектив смены Австралией цивилизационной идентичности с западной на восточноазиатскую следует рассматривать в числе милых шуток, придающих чтению книги Хантингтона увлекательный характер.

Напоследок прочитал комментарии Переслегина к русскому изданию книги 2003 г. Комментарии не лишены осмысленности, но мне начинает казаться, что автор до того увлекся абстракциями и “игровой” терминологией, что уже на самом деле воспринимает мировую политику как большую и увлекательную игру. Может, так и надо: у кого-то перед глазами голодающие дети и больные люди (такие не попадают в политику), у кого-то — возвышенные идеи национального процветания или менее возвышенные идеи карьерной выгоды, а у кого-то — пешки на шахматной доске. Но последний вариант все-таки слишком циничен.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s