Двадцатый день

Картинка с занятия по китайскому языку. В учебнике в качестве примера использования слова “категория” было приведено предложение: “Революции в западных странах принадлежат к категории буржуазных революций.”

“А к какой категории относится китайская революция?” — спросила преподаватель.

Смекнув, что в пройденном на третьем курсе учебнике по общественно-политическому переводу была нужная лексика, я ответил: “К социалистическим революциям.”

“Правильно!” — сказала преподаватель, — “в Китае произошла именно такая революция, и Китай относится к числу социалистических стран. А как называется тот социализм, который существует в Китае?” — снова спросила преподаватель.

“Социализм с китайской спецификой,” — ответил индийский друг.

Наверное, японцам со стороны было очень забавно наблюдать, как русский и индиец говорили по-китайски единственно верные слова. Впрочем, я и индийский друг сами достаточно добродушно смеялись.

Примерно этим идеологическая обработка иностранцев в Китае и ограничивается. В обыденной жизни в китайцах трудно заметить какую-либо несвободу или скованность. Правда, мне показалось, что те вещи, которые наш преподаватель излагает свободно и раскованно, удивительно точно совпадают с позицией официального Китая в отношении недавнего прошлого.

* * *

Сегодня познакомились со студентом-стажером тутошнего археологического факультета из Японии, который специализируется на чжоуской бронзе. Его интерес к археологии изначально не был связан с Китаем, а скорее с Ближним Востоком, но узнав, что археология этого региона требует знания нескольких европейских языков (иначе просто не удастся ознакомиться с результатами работы предшественников), в конечном счете наш знакомый остановился на Китае, где такое требование отсутствует. Сейчас он вместе с китайской археологической экспедицией раскапывает не совсем понятный чжоуский памятник в провинции Шэньси. Китайцы считают, что объект раскопки — владение Чжоу-гуна (брата и помощника У-вана, завоевавшего первое древнекитайское государство Инь во второй половине XI в. до н.э.) на основании того, что имя Чжоу-гуна написано на одном из выкопанных бронзовых колоколов. Хотя наш японский друг с этой точкой зрения не согласен, похоже, что именно на основе таких данных осуществляется идентификация археологических памятников в современной китайской археологии и исторической географии.

Что будет делать наш японский знакомый после завершения обучения, он еще не знает. Хочет работать по специальности, но добиться этого будет нелегко: мест немного, конкуренция высока.

Advertisements

Восемнадцатый день

По дороге в российское посольство заметил пекинских стариков, которые продают птичек в клетках в маленьком скверике рядом со строящимся небоскребом.

Пожилой мужчина и птицы

Перед посольством стоят двое вытянутых по стрелке китайцев в форме. Если увижу их на следующих выходных, это будет означать, что они здесь дежурят круглогодично. Кажется, перед посольством Китая в Москве никто не стоит. Понятно, у нас гораздо меньше “пустых” работ, чем в Китае, но все равно приятно.

На перекрестке Дунчжимэнь поставлена очень внушительная копия западночжоуского сосуда Бо-гуй (X в. до н.э.). В окружении небоскребов на оживленном перекрестке эта реплика выглядит на самом деле оригинально.

Копия западночжоуского бронзового сосуда на перекрестке Дунчжимэнь

* * *

Вечером слушал китайское радио. Ведущая какой-то вечерней программы с придыханием рассказывала о том, что такое любовь на самом деле, и приводила в качестве примеров истории из жизни деятелей китайской революции. На другом канале, кажется, обсуждали тему инвестиционных рисков, на третьем — разыгрывали юмореску о владельце телефонного номера 444-44-44 (напоминаю, что слово “четыре” и слово “смерть” по-китайски звучит почти одинаково).

Семнадцатый день

В те времена, когда путешествия были настоящими и редкими, путешественники знали, зачем и куда ехали. Потратив несколько месяцев на дорогу в один конец, человек уже был в достаточной степени подготовлен к тому, чтобы не растеряться на месте и в полной мере выполнить поставленную задачу. Наши путешествия намного легче, а наши цели менее конкретны. Приезжая на место, мы просто начинаем в нем жить и проходим мимо того, что хорошо было бы заметить.

Современные китайцы удивительно на нас похожи: так же одеваются, так же пользуются общественным транспортом, читают газеты и журналы, ходят на работу (разве что едят несколько иначе, но это отдельная тема). Но мне кажется, что это сходство касается не всего китайского общества, а только той его части, с которой мы соприкасаемся. Мы практически ничем не отличаемся от большинства иностранных студентов из других стран, но вот среди китайских студентов наверняка есть люди, не похожие на нас, а те люди, которые работают в тутошних магазинах, чинят велосипеды, делают дешевые ксерокопии и развозят мусор на трехколесных велосипедах — определенно из другого мира.

* * *

Несмотря на ветер, играли вечером в бадминтон. Где-то через двадцать минут после начала игры к нам подъехал местный на велосипеде, поставил велосипед, сел на травку по-турецки и начал смотреть на нашу борьбу с ветром. Потом он вовсе лег на траву, повернувшись к нам лицом. Пролежав так минут двадцать, он сел на велосипед и уехал. Я у него успел спросить, как будет “бадминтон” по-китайски.

* * *

Из заведений общепита меня все более привлекают китайские столовые (кроме них есть рестораны и заведения, специализирующиеся на блюдах какого-то одного типа: каши, пельмени, лапша или фастфуд по-западному). Эти столовые приятны сразу по нескольким причинам: во-первых, широта выбора, во-вторых — более выраженная китайская специфика, в-третьих — цена (кстати, забавно, что я уже начал обращать внимание на возможность сэкономить в размере двух-трех юаней). В каждой такой столовой по десяток окошек, в которых представлены блюда какой-нибудь региональной кухни или, реже, какого-то одного типа (например, лапша или холодные закуски). Я обычно беру по два блюда и одной чашке риса, в то время как местные могут взять две или даже четыре чашки, ограничившись одним-двумя блюдами.

Одна из столовых в кампусе Пекинского университета. На заднем фоне — окошки, в каждом из которых предлагают блюда разных китайских кухонь

Русские, особенно на первых порах, избегают острого. Я тоже, хотя порой бывает настолько интересно попробовать что-нибудь непривычное, что преступаю это правило. Вчера взял одно из запрещенных блюд: кажется, это был тушеный острый перец с соевым сыром. Съел половинку — процесс адаптации нельзя форсировать.

Шестнадцатый день

Забавно, какие иллюстрации Пекинский университет подбирает к своей международной деятельности. На практике здесь много корейцев, американцев и японцев, а глядя на фотографии, можно подумать, что кампус Пекинского университета стал прибежищем могучей африканской диаспоры. Африканцы здесь есть, но на самом деле, их довольно немного.

Справочные буклеты для иностранных студентов Пекинского университета

* * *

Нравится, как здесь преподают язык. Преподаватели достаточно молодые, способны держать всю гурппу из 15 человек под контролем, не боятся вести диалог, отвечают на вопросы.

К каждому предмету (как из основных, так и из факультативов) есть учебники с текстами, упражнениями и, казалось бы, всем необходимым, но каждая из наших преподавательниц вдобавок к тому выдает время от времени распечатки с дополнительными заданиями на дом — составленные, похоже, с учетом специфических условий нашей группы.

Уровень в пределах группы у нас разный и разные проблемы. У японцев и корейцев проблемы больше с произношением, нежели с лексикой, у меня наоборот, у друга из Индии особых проблем вообще не замечено (кроме некоторых пробелов, касающихся общих знаний по Китаю и не только). В целом же, очень приятен момент, когда ты выходишь из одной системы обучения (я имею в виду курс обучения китайскому в ИСАА), попадаешь в другую, и открываешь для себя, что действительно обладаешь знаниями, которые остаются применимы при смене системы. За такими знаниями в вузы и ходят.

Пятнадцатый день

Ездил на экскурсию в Сидань, один из торговых районов: там находится некоторое количество обычных торговых центров, где продают большое количество обычной брэндовой одежды по обычным высоким ценам. Внутри тот же самый магазинный блеск, те же фасоны — только внешность посетителей немножко другая.

Зато провел два часа в Пекинском метрополитене. Дорогой ошибся с пересадками и проехал 19 станций вместо 9. Метро в целом имеет очень современный вид (станции и поезда оборудованы для инвалидов, правда, каким образом инвалиды добираются до станции метро, мне не очень понятно), хотя первые линии были пущены еще в 69 году. Пространство в метро загромождено рекламой в гораздо меньшей степени, чем в Москве. Правда, в какой-то момент во время движения поезда за окном всплыли светящиеся дисплеи, установленные непосредственно в туннеле, при взгляде на которые создается ощущение картинки, временами идущей с поездом с одной скоростью, а временами немножко его обгоняющей или от него отстающей.

При входе на станцию нужно сдавать ручную кладь на просвечивание. К счастью, пока не нужно снимать обувь.

Здесь уступают места старшим. В отличие от Москвы, старшие воспринимают это не как проявление благорасположения, а как должное — садятся на уступленное место не церемонясь.

* * *

Был день рождения:

Теперь у меня есть кактус, чайный сервиз и несколько других милых вещей.

* * *

Днем пытался выяснить вопрос с возможностью приобретения экземпляра Windows по академической программе в университетском кампусе. Обратился в компьютерный центр, откуда меня отправили в центр обслуживания абонентов интернет, откуда меня хотели отправить обратно в компьютерный центр, но я воспротивился. Иными словами, никакой университетской программы нет, и студенты Пекинского университета, ежели им взбредет в голову мысль купить лицензионную Windows, должны просто приобрести экземпляр в розничной сети.

Написал по-китайски письмо в местный центр поддержки Microsoft с просьбой посоветовать, приобретение какой версии Windows является в моих условиях оптимальным. Будет очень смешно, если ответят.

Четырнадцатый день

Со временем у российского студента на стажировке в Пекине большая проблема, здесь его резко становится меньше, при том что занятий, как ни странно, здесь тоже меньше. Тому несколько причин:

  1. Отсутствие привычных обязательств, стимулирующих интенсивность работы.
  2. Приоритеты внешней среды (занятия по языку — самое важное, а остальным можно и пожертвовать).
  3. Специфический образ жизни студентов-стажеров (в общем, любой национальности), для отказа от которого нужно несколько отстраниться от сообщества.
  4. Общее снижение темпов в течение периода начальной адаптации.

* * *

Идея нашим коммерсантам: учитывая количество изучающих китайский язык в России, очень странным кажется отсутствие у нас нормальных русифицированных иероглифических прописей (с объяснениями базовых техник написания черт).

* * *

Сегодня посвятил четыре часа выяснению вопроса о стоимости лицензионной Windows в Китае. Все оказалось несколько запутанным и не до конца понятным (ситуацию не упрощало и мое слабое, пока что, владение китайским языком). Но в целом, картина следующая: в Китае можно найти топовые версии Windows по ценам, близким к общемировым. Вместе с тем, коробки базовыми версиями (Vista Home Basic) продаются по цене примерно от 380 юаней (60 долл.) до 500 юаней (80 долл.). Иными словами, Microsoft решила сравнять цены розничной и OEM-версий.

Начался этот эксперимент еще с Windows XP. Здесь начали продавать так называемые COEM-экземпляры (Chinese OEM?), очень похожие на OEM-версии по упаковке, но в остальном не имеющие с ними ничего общего. COEM свободно и легально продается в розничной сети, пользователь имеет право приобрести такую систему и установить ее на собственный компьютер (при этом он обязан приклеить на компьютер наклейку с лицензионным номером — несколько сомнительное требование, хотя я не разбираюсь в тутошнем законодательстве в достаточной степени). По большому же счету, COEM — это та же коробочная версия, только в другой упаковке.

Ознакомиться с текстом COEM-лицензии пока не получилось: ссылка на ее текст на сайте MS оказалась нерабочей, что немного подозрительно.

Что же касается Office, то для студентов его предлагают здесь всего за 199 юаней (30 долл.). Таким образом, полный лицензионный комплект Windows Vista + Office 2007 китайский студент сегодня можно приобрести меньше чем за 100 долл.

Осталось выяснить еще один вопрос: какую политику MS ведет в отношении лицензирования для академических учреждений. Планирую начать выяснение с собственного университета — здесь наверняка есть люди, знающие ответ на этот вопрос.

* * *

Выбрал факультативы: письменные сочинения и чтение газетной лексики. Оба факультатива приходятся на понедельник и среду, поэтому эти дни у меня будут с повышенной нагрузкой. Зато в четверг и пятницу только по одной паре, а суббота и воскресенье здесь выходные.

* * *

Бисквитный торт международного формата. Непривычны лишь тонкие свечки и иероглифическая надпись Шэнжи куайлэ (“С днем рождения!”)

Тринадцатый день

У нас новая одногруппница. Спокойная девушка славянской внешности, с которой беседовали по-русски, но которая считает себя казашкой (по крови будучи таковой лишь наполовину) и носителем мусульманской культуры.

Занятия потихоньку входят в рабочее русло. Становится понятно, кто на каком уровне владеет языком, кто и как настроен работать — преподаватели тоже приспосабливаются к уровню студентов, и все в целом идет неплохо. Я уже чуть-чуть воспринимаю на слух одногруппника с нанкинским акцентом, незнакомые слова в речи преподавателей почти не мешают понимать смысл высказываний (тогда как поначалу незнакомые слова полностью блокирует восприятие фразы).

* * *

Живой китайской речи мне сильно не хватает. Хотел взять в аренду телевизор, но их уже разобрали. Нужно искать другие способы. Хорошо бы было найти живых китайцев, пригодных для общения, но это одна из самых сложных задач.

Подстрижка кустарников

* * *

По слухам, при посольстве РФ строят храм и проводят регулярные службы. Обязательно нужно проверить.