Второй день

Сегодня начали и завершили основную часть утомительных и неизбежных бумажных формальностей, связанных с обустройством. Неплохая организация процесса (хотя и не без элементов разгильдяйства), преимущественно молодые и, судя по внешнему виду, вполне довольные жизнью сотрудники, общее ощущение праздника среди студентов — в результате, по итогам дня не ощущается ни усталости, ни раздражения.

Разгильдяйство же связано с тем, что китайцы сами плохо поспевают за изменениями в собственном университете. Выданный нам справочник для иностранных студентов на китайском языке выполнен на 2006 год, на английском — на 2007, в то время как описанные в них реалии отличаются не только друг от друга, но и от сегодняшнего дня.

Очевидно, что план мероприятий по встрече и оформлению документов иностранных студентов был прикинут “на глазок”, и возможность ситуативного реагирования была заложена в него изначально, что безусловно добавило гибкости, но вместе с ней и неопределенности. Несвоевременность и маловажность пары из указанных в расписании мероприятий была настолько очевидна, что никто из организаторов просто не явился.

* * *

Познакомились с сербом Йованом, молодым исследователем новейшей истории стран соцлагеря. Сейчас он работает с архивами в Китае, зимой планирует слетать на Кубу. По-русски говорит с незначительными отклонениями, каждое из которых не выдало бы в нем иностранца, но которые в сумме позволяют в нем видеть нерусского.

* * *

Вечером купили новый велосипед за 220 юаней (около 30 долл.). К нему был взят замок за 30 юаней (на ценнике было написано 25 — столько автоматически теряют люди, пренебрегающие торгом). Во время катания по ночному парку в пределах кампуса я отломал дешевый катафот от заднего крыла, пытаясь выгнуть его так, чтобы оно не цеплялось за шины (нисколько не в претензии за это к тридцатидолларовому велосипеду — крылья всегда были проблемным элементом, и на велосипедах моего детства их не было).

Мою возню заметили двое парней с девушкой, прогуливавшихся по тому же парку. Двадцать секунд они друг с другом обсуждали мое положение, затем один из них подошел и выправил крыло единственно правильным способом — слегка подогнув спицы, на которых оно крепится к колесу. Мы сказали друг другу “спасибо!” и “не за что” и двинулись дальше, каждый своей дорогой. Совершенно ничего необычного в этой ситуации, но с непривычки мне кажется, что в моем отношении проявили необычайную доброжелательность и человечность.

На улице подстриженные вдоль пешеходных тротуаров кустарники используют как удобные площадки для просушки постельного белья и одеял. Это не дикость, поскольку делающие это люди не менее моего причастны к современной цивилизации. Это своеобразная практичность. Для китайца нет ничего зазорного в том, чтобы из храма сделать мастерскую. Особенно если известно, что ремесло не повредит храму.

* * *

Водитель грузового велосипеда

Одна из тутошних особенностей — обилие трехколесных грузовых велосипедов, почему-то у нас полностью отсутствующих. На таких ездят дворники и разные грузчики (например, перевозящие бутыли с артезианской водой).

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s