Двадцать третий день

Поднялись в 7 часов утра и поехали на такси до Лунмэня, изрядно облюбованного туристами, но все равно очень красивого места с высеченными в скалах статуями будд на берегу реки И, датированными IV-X вв. Подъем в 7 часов был одним из самых мудрых решений за всю поездку: мы добрались до места за час до того, как оно буквально затряслось от наплыва посетителей. Но когда туда входили мы, было тихо и даже немного одиноко.

К тому же, туман. Видимость — не больше десяти шагов. Воды реки И, порождавшие туман, можно было посчитать рекой И, а можно — краем Великого океана. Все статуи, которые мы рассматривали, также выплывали из этого тумана. По этой причине на фотографиях они выходили неважно, но то, как контуры скульптур постепенно проявляются по мере приближения к ним и рассеивания волн тумана, оставило глубокое впечатление.

Туман превращает реку в бездну

Основная красота — западные скалы, на которые падают лучи солнца. С восточной стороны также есть немного пещер, но скультпуры в них находятся в довольно плачевном состоянии (как из-за сырости, так и из-за вандализма), порой видно, что до них не доходят руки персонала. Выходя с восточной секции, мы оставили билет в камере хранения, поэтому входя во все остальные секции парка, просили персонал войти в наше положение. Персонал ни разу не отказал.

Пещеры и будды

* * *

Днем поехали в Шаолинь, но оказалось, что арендованный нами автобус ехал по полному туристическому маршруту по горе Суншань, включающему, помимо Шаолиня, посещение конфуцианского храма и женского буддийского монастыря. Пытаться объяснить водителю, что нам нужен только Шаолинь, было бесполезно и бессмысленно. Бессмысленно потому, что и Шаолинь, на самом деле, нам был не нужен.

Там много туристов. При въезде — здоровенный телевизор (в Китае любят показывать телевидение на больших экранах в публичных местах, несмотря на полное отсутствие для зрителей возможности что-либо услышать). Пропускные пункты, прыгающие юноши, демонстрирующие аутентичное шаолиньское ушу, и обезнадеживающие толпы туристов. Пересекли территорию монастыря пешком, заходить куда-либо не было особого желания. Самое красивое — Лес пагод, усыпальница буддийских монахов.

Лес пагод

Возвращаясь обратно, спросил соседа по автобусу, откуда он. Оказалось, что из Тяньцзиня, а Шаолинь посещал впервые.

В китайских автобусах и такси самое неприятное то, что в них нельзя прилично заснуть. Это связано не с дорогами и не с качеством самих автомобилей — а с культурой вождения, подразумевающей использование гудка едва ли с той же частотой, что педали тормоза. Гудят с причиной и без: перед поворотом; при въезде в населенный пункт; когда взбредет в голову.

* * *

Ночевали в уездном центре Сунсянь, который показался нам особенно интересным в силу того, что там совершенно нечего смотреть. Две большие улицы, несколько улицы поменьше, вокзал, современные высотные здания, рестораны, парикмахерские и магазины с совершенно одинаковым ассортиментом. В 9 часов вечера весь город уже заснул, и на улицах никого, кроме нас, не было. Правда, подошел один китаец и предложил дружить, но пришлось ему отказать, объяснив, что завтра нас в его городе уже не будет.

Ближе к полуночи купили жареную куриную котлету в одной поздней закусочной. Продавщицей была милейшая девочка 10-12 лет, которая, видимо, работала в ночную смену.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s