Девяносто девятый день

Остановился в гостинице рядом с автобусным вокзалом. Подъем по лестнице, переход по крыше, подъем по еще одной лестнице — и я в маленькой комнате без окон с телевизором и отдельной душевой комнатой, по меньшей мере скромно обустроенной, но зато с изображением обнаженной смазливой девицы на стене. Если гостиница привокзальная и ночуют в ней преимущественно водители автобусов, этим можно объяснить такой выбор декорации в душевой.

С утра отправился в местный парк — до восьми часов вход в него бесплатен, чтобы дать пожилым людям возможность вволю позаниматься зарядкой. Кто-то занимался ушу в группах, кто-то вынес птиц в клетках. Несмотря на то, что парк раскинулся на приличном пространстве, тусклое небо и недостроенная многоэтажка, закрывающая рассвет, не делают его самым уютным из китайских парков.

Ушу в цзинчжоуском парке

Древняя городская стена представляет собой непрестанно подновляемое сооружение, довольно длинное (свыше 9 км) и слишком однообразное. Платный, наиболее аккуратно подновляемый ее участок ограничен примерно двумя километрами в одну сторону от ворот, с которых начинается осмотр. В платной части расположен маленький магазин-музей и несколько памятных табличек, повествующих о том, что на том-то и том-то месте находилось в какую-нибудь отдаленную эпоху. Помимо этого, платный и бесплатный участки стены мало чем различаются.

Древняя городская стена. Граница между платным и бесплатным участками

После Цзинчжоу отправился в Ичан — город, где Янцзы постепенно покидает горы и выходит на равнину. Дорога из Цзинчжоу в Ичан окружена деревнями гораздо более богатыми, чем те, которые приходится видеть, преодолев паром на пути из Юэяна в Цзинчжоу. Возможно, это просто-напросто связано с более высоким статусом той дороги, по которой я передвигался: чем дорога важнее, тем люди вокруг богаче. Вокруг зелень, цитрусовые деревья, достаточно богатые сельские дома без мусора.

Ичан — город очень холмистый и очень зеленый. Для тех, кто, подобно мне, попадая в Ичан еще не был в ущельях Санься, город покажется даже живописным: холмы по обеим берегам Янцзы делают ее намного живописнее и величественнее, чем в Ухани, где она шире, но скучнее. Улицы здесь не всегда ровные, иногда уходящие вниз и вгору. Много торгуют цитрусами.

Вид с набережной Янцзы вечером

Невдалеке от вокзала я краем глаза наблюдал, как местная полиция опрокинула лоток уличного продавца сладостями, а затем забросила его инвентарь в грузовую машину и с ним уехала. На месте происшествия собрался народ, когда я проходил мимо, меня попросили сфотографировать перевернутый товар на земле. Когда я вернулся на это же место через час, толпа не уменьшилась.

Вечером начал думать о том, чтобы купить чего-нибудь местного для того, чтобы по доброй традиции, поделиться этим в Пекине. Настроение было хорошее, я никуда не торопился, и видимо по этому у меня завязался разговор с двенадцатилетней школьницей, чрезвычайно дружелюбной. Она из местных мусульман, поэтому не ест свинину, но на мой вопрос: “А как называется у вас самая главная книга?” — первым делом бросила: “Библия,” — и только затем, подумав, исправилась. А вообще, одно из самых светлых существ из тех, кого мне приходилось в Китае встречать.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s