О британских и российских археологах

Одно из главных развлечений в Оксфорде — посещение семинаров Джессики Роусон, одного из ведущих в мире специалистов по китайской археологии, безоговорочно признанных как на Западе, так и в Китае (что бывает весьма нечасто). В свое время Джессика Роусон успела поучиться у Кэтлин Кеньон, виднейшей британской женщины-археолога XX века, известной своими раскопками Иерихона, древнейшего на планете укрепленного городского поселения. (Задуматься: городские стены из необожженного кирпича у этих людей уже были, но они еще не знали глиняной утвари.)

Изображение
Стены Иерихона. Современный вид (май 2012 г.)

Семинары Роусон чрезвычайно познавательны, и их содержательная ценность далеко не сводится к археологии Китая. Для начала стоит сказать, что большая часть ее студентов в Оксфорде — китайцы, которых она обучает археологической работе по западным правилам. Это не всегда просто. Например, на одном из первых занятий мы слушали двадцатиминутную лекцию о том, как следует планировать исследовательскую работу:

1) нужно сформулировать исследовательский вопрос и в соответствии с этим вопросом определить круг данных;

2) нужно выделить закономерности в этих данных — просто привести данные в виде списка или таблицы категорически недостаточно;

3) нужно объяснить, какие факторы стоят за выявленными закономерностями;

4) в опоре на научный дискурс следует рассмотреть результаты исследования в более широкой перспективе.

Казалось бы, концентрированная очевидность, но на практике донести эти тезисы до студентов, привыкших работать по китайским правилам, бывает чрезвычайно тяжело. И дело здесь не в глупости китайцев, а в своеобразии китайской археологии, которая слишком отличается от археологии западной. Что-то похожее испытали бы российские студенты, если бы они, всю жизнь готовившись стать искусствоведами, вдруг с ужасом для себя обнаружили бы, что от них требуют стать художниками.

Разброс тем у студентов Роусон очень широкий: от изучения погребений с деревянными камерами в центральном Китае до химического анализа металлических сплавов бронзового века. В нашем филолого-историческом сообществе особенно ценятся ее выводы, касающиеся резких изменений в сфере религии и ритуала в западночжоуском (XI в. — 771 г. до н.э.) Китае, что особенно любопытно в свете того, что письменные источники никаких сведений об этих изменениях не содержат. Китайские специалисты ценят Джессику Роусон за ее исследование по нефритовым изделиям. Ну а сама она сейчас больше всего увлечена археологическим изучением контактов между Северным Китаем и евразийской степью.

Отсюда — естественный интерес к советской и российской археологии.

Отсюда — ассистент, говорящий и читающий по-русски.

Отсюда — визит академика РАН Е.Н. Черных в Оксфорд на этой неделе с двумя лекциями и множеством рабочих встреч между ними.

Это может показаться удивительным, но у местных специалистов загораются глаза, когда они начинают говорить о российской археологии. И больше всего их впечатляет не характер находок на пространствах России, а наши методические наработки. Например, система анализа химического состава бронзовых сплавов, предложенная Е.Н. Черных, позволяет точно реконструировать, кто в доисторической Европе пользовался медью из каких месторождений. В результате чего Европа бронзового века перестает быть хаотическим пространством и естественным образом распадается на несколько областей с четкими границами, в каждой из которых пользуются медью из определенных месторождений. По признанию самих англичан, они только сейчас приблизились к пониманию ценности методических разработок Евгения Николаевича, опубликованных двадцать лет назад. Прямо готовый заголовок: “Британские ученые признались в отставании от российских археологов на 20 лет”.

Но праздновать триумф российской науки, к сожалению, не приходится. В отличие от Запада и Китая, российская археология работает с безнадежно устаревшим оборудованием, уже не позволяющим вести современные исследования.

Но хватит о грустном. На следующий день после первой лекции Джессика Роусон пригласила меня на встречу с Евгением Николаевичем в свой офис, где они запланировали встречу, чтобы показать друг другу слайды. Вообще, если судить об археологах только по материалам публикаций в археологических изданиях (особенно китайских), то может показаться, что это скучнейшие флегматики, для которых радость жизни заключается в работе с линейками, таблицами и калькуляторами. И нужно видеть живих археологов для того, чтобы понять, насколько это представление далеко от истины, а лучше — археологов-профессионалов, общающихся на равных друг с другом. Тогда становится понятно, что на самом деле эти люди профессионально занимаются прекрасным. Содержание их встречи — это головокружительный калейдоскоп из карт, фотографий и рисунков предметов вооружения, бус, золотых украшений, керамики, курганов, мечетей, современных небоскребов и городских трущоб, разноцветных горных хребтов и озер. Они видят эти картинки, прочитывают в них одно и то же содержание и охватываются одним и тем же чувством восторга. Любая наука — это поэзия.

Advertisements

3 thoughts on “О британских и российских археологах

  1. Очень здорово! Тоже хочу к вам на семинары проф. Роусон :)
    И как раз недавно слушала лекцию по докерамическому неолиту Месопотамии, просто блеск.
    А работами Чернова меня в свое время П.М.Кожин знакомил.

  2. одно из главных развлечений в оксфорде, это пантинг. плоскодонки.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s