На что нам университеты?

Главное здание МГУ
Главное здание МГУ

Между делом обнаружил, что я и мой научный руководитель разным содержанием наполняем простое слово “университет”. До сих пор для меня значение этого термина было очевидно: это место где читают лекции, где защищают разные дипломные работы и сдают экзамены. Для научного руководителя университет — это нейтральная территория, где собираются люди разных воззрений. И именно способность принимать людей разного происхождения, разных наций и разных вероисповеданий он считает определяющей для европейской университетской культуры.

Если это так, то одно из основных качеств университета — это открытость к интеллектуальным влияниям и неподконтрольность внешнему диктату. Желающие навязать университетам свою волю существовали всегда, но за века европейцам удалось прийти к тонкому консенсусу, позволяющему разного рода властям (включая современные правительства) и университетам терпеть друг друга. Понятно, что университеты нужны правительствам: без них остановится движение идей, не менее важное для европейской цивилизации, чем движение денег. Но в то же время, университеты опасны для правительств: не все создаваемые ими идеи удобны, а многие — так и откровенно опасны. Как же сделать так, чтобы интеллектуальное творчество университетов не разнесло приютившие их политические структуры в пух и прах?

Был нащупан следующий ответ: чтобы университеты не бунтовали слишком сильно, их нужно держать в сытости. Источники довольства университетов могут быть самыми разными — это могут быть прямо государственные деньги, как в материковой Европе, или частные деньги, как в Англии, но результат неизменен: участник академической среды чувствует себя не только свободным, но и обеспеченным. Поэтому он лоялен. Тогда и правительство может вздохнуть спокойнее: университетские, не желающие потерять свое теплое место, будут продолжать заниматься сравнительно мирными делами и не будут настроены слишком много думать об изъянах общества и государства. Или, по крайней мере, не будут думать об этих изъянах с обидой.

Наша университетская культура гораздо моложе, создана в другом обществе и на других принципах. Университеты наши никогда не были особо сытыми — а недостаточно сытые образованные люди начинают задавать неудобные вопросы о том, почему им живется не очень хорошо, и — что еще хуже — находить на эти вопросы ответы. Тогда государству становится страшно и оно начинает прижимать университеты. Но прижатые университеты начинают пробуксовывать в своей основной функции — обеспечении интенсивной циркуляции идей. А когда движение идей замирает, университеты перестают быть полезны, в том числе, для государства. Однако такое, увы, случается, потому что мы продолжаем верить, что университет — это место, где читают лекции.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s