Заметки о преподавании в Оксфорде

Обычно студенты докторантуры в Оксфорде преподают редко, хотя ситуация разнится от факультета к факультету. Например, на историческом факультете это распространено достаточно широко, в то время как у востоковедов в большей степени принято считать, что преподавание — дело не студенческое, даже когда преподаватели объективно не успевают обеспечить студентам желаемое количество учебных часов. Кроме того, докторантура в Оксфорде — это прежде всего написание диссертации, и все прочие занятия приветствуются лишь постольку, поскольку они не мешают студентам в срок сдать работу.

Возможность преподавания у меня с коллегой появилась во многом благодаря тому, что наш научный руководитель решил взять академический отпуск и провести год в Уппсальском университете в Швеции. Его курсы нужно было кому-то продолжать, и руководство института решило предложить эту возможность нам. Разумеется, мы от такого отказаться не могли.

Новый Центр Китая имени Диксона Пуна
Открытый в августе 2014 г. Центр Китая Оксфордского университета

Следует сказать, впрочем, что ситуация с возможностями преподавания для докторантов в Оксфорде меняется, хотя и медленно. Во-первых, университет заинтересован в том, чтобы его выпускники были конкурентоспособны не только в Англии, но и в других странах, прежде всего, в США. А там принято тратить на докторантуру всю пору расцвета жизни, и преподавание считается обязательным элементом подготовки. Поэтому оксфордские выпускники нередко жалуются, что их заявки на вакансии в американских вузах отклоняют именно из-за отсутствия преподавательского опыта.

Важно и то, что в Оксфорде потихоньку увеличивается число людей, которые обучались за его пределами. Если до 80-х годов это была закрытая самовозобновляемая система, то в последние десятилетия университет становится все более открытым: не только для иностранных студентов, но и для преподавателей, получивших степени за пределами Великобритании. Работающий в нашем центре Роберт Чард был одним из первых американцев, приехавших работать в Оксфорд в 80-е годы. На одном из семинаров он рассказывал, с каким трудом ему приходилось собирать самые очевидные, казалось бы, правила, связанные с форматом занятий и организацией учебного процесса. Предполагалось, что оксфордские преподаватели – всегда в прошлом оксфордские студенты, и поэтому, прекрасно зная систему изнутри, ни в каких специальных объяснениях они не нуждаются. Сегодня ситуация изменилась; многие особенности оксфордской системы осознаны, описаны в отчуждаемом виде и в системном порядке преподаются новичкам. В частности, желающие студенты-докторанты могут записаться на полудневный семинар, в ходе которого преподаватели факультета рассказывают о разных аспектах преподавания в университете. Здесь мало формализованности: каждый факультет организует эти семинары самостоятельно, преподаватели, ответственные за организацию семинара, каждый год ротируются, и всякий раз программа составляется заново.

Оксфордская система и тьюториалы

Мы этот семинар проходили в прошлом году. Больше всего внимания на нем уделялось тьюториалам – излюбленному формату занятий в оксфордско-кэмбриджской системе, которым эти университеты страшно гордятся. Суть его достаточно проста: преподаватель задает студентам тему эссе на 2-3 тысячи слов, дает список литературы и просит их прислать текст к указанной дате, обычно непосредственно накануне тьюториала (британские студенты в плане организации времени не так уж отличаются от наших, и зачастую эссе падают в электронный ящик в два часа ночи или в четыре утра). Преподаватель проверяет эссе и проставляет комментарии в свободной форме – от руки или в электронном виде, как кому удобнее, – а затем в течение часа обсуждает их со студентами, чаще всего в группах по два человека. (Иногда тьюториалы проводятся индивидуально; три человека также в пределах нормы, но четыре – уже нежелательный перебор). Тихо отсидеться в уголке, пока кто-то другой отвечает, тьюториал не позволяет в принципе. Предписаний о том, как проводить обсуждение, не существует, и это оставляется на усмотрение преподавателя. Чаще всего его роль – задавать вопросы и стимулировать диалог между студентами на тему написанных ими эссе, а роль студентов – грамотно поддерживать дискуссию: после прочтения нескольких монографий и специальных статей и написания работы на их основе, большинство студентов с этим справляется довольно хорошо. Cтуденты бакалавриата пишут по одному-два таких эссе в неделю, что создает постоянную и довольно значительную академическую нагрузку.

Тьюториалы — наиболее своеобразная и обязательная форма занятий (прогул тьюториала без уважительной причины чреват переводом на исправительный режим обучения в колледжах, чего студенты избегают инстинктивно), но не единственная. В Оксфорде читают и лекции, но их значимость после создания системы тьюториалов пару веков назад существенно снизилась, и студенты ходят туда по настроению: на академическую успеваемость и результаты экзаменов лекционные занятия прямого влияния не имеют. Кроме того, есть групповые и семинарские занятия — конкретное соотношение различных форматов, насколько мне известно, оставляется на усмотрение факультетов.

Расписание

Моя основная преподавательская нагрузка пришлась на прошедший триместр (восемь недель с середины октября по начало декабря). И хотя я работал только со студентами-китаистами, обучающимися по программе бакалавриата, расписание получилось довольно разнообразным:

  • две вводных лекции для студентов первого курса,

  • тьюториалы для четырех групп студентов первого курса по два человека в каждой,

  • курс по древнекитайским философским текстам для четвертого курса (два часа каждую неделю),

  • курс по выбору по складыванию текстового канона в древнем Китае — тоже для студентов четвертого курса (два часа каждую неделю) с двумя тьюториалами, привязанными к курсу.

Работа с первокурсниками

Вводные лекции в рамках обзорного курса East Asia Survey читаются почти ежедневно в течение всего года с понедельника по пятницу в 8:45 утра. Лекционный курс охватывает весь регион Восточной Азии и все периоды: от древности до современности. Я читал лекции по формированию письменности и по философским понятиям в древнем Китае. Особой предметной глубины от такого курса, разумеется, ожидать не приходится, но это никого и не волнует: основная задача курса, насколько я могу судить, заключается в том, чтобы помочь студентам сориентироваться в специальности и дать возможность по итогам первого курса определиться с собственными интересами и понять, на какую тему писать выпускную работу на четвертом курсе. Обстоятельных лекционных курсов по специальным темам здесь не читают, и вся предметная работа ведется в рамках семинарских групп и факультативов. Сдать экзамены на “отлично” только за счет посещения занятий здесь не получится, и без базовых навыков работы с библиотекой не удастся закончить даже первый триместр.

Несмотря на все сказанное, на наши лекции все-таки имело смысл заглянуть, потому что они были связаны с темами эссе, которые первокурсникам нужно было написать к их первому тьюториалу. Вот примерные темы для эссе, которое первокурсники пишут на третьей неделе своего обучения:

  • Find a term in early Chinese intellectual discourse. Discuss the ways in which the term is negotiated and contested.

  • How did technological and/or social changes affect the intellectual discourse of early China?

Проверять работы было занимательно. Были небольшие проблемы со структурированием материала, ясностью языка и фактологической точностью, но все в пределах нормы. Ленивых эссе, созданных вечером накануне, почти не было. Это неудивительно — мало кому хочется выдерживать часовую пытку с обсуждением плохо написанного эссе во время тьюториала. Отдельные работы были написаны очень хорошо — я принял бы их и от студентов четвертого курса. В целом, уровень интеллектуальной подготовки и способность аналитически обрабатывать информацию у первокурсников действительно очень хорошие.

От нас не требовали в обязательном порядке ставить оценки, и мы этого не делали. Но у меня очень много времени уходило на комментирование, выделение проблемных мест и объяснение, что и как именно можно было бы улучшить.

Ближе к концу триместра все тьюторы заполняют формы в общеуниверситетской электронной системе, где нужно указать, сколько времени ушло на работу с каждым студентом и как он справлялся со своими заданиями. Эти отчеты просматривают в колледжах, к которым причислены студенты, и на основании этих отчетов колледжи платят нам деньги. Система взаимодействия колледжей с факультетами крайне сложная и запутанная, но как-то работает.

Работа со студентами четвертого курса

В основном в прошедший триместр я занимался с четвертым курсом. В понедельник у нас было двухчасовое занятие по древнекитайской философии, на которое ходили четыре студента бакалавриата. Читали главы из “Мэнцзы” и “Сюньцзы” на тему человеческой природы: добра она изначально или зла. Структуру занятий я заимствовал у научного руководителя: чтение текстов дополняли обсуждением литературы, и каждую неделю я просил одного из студентов подготовить резюме какой-либо статьи по списку. Мы обсуждали, насколько мы с этой статьей согласны и насколько ее содержание соответствует тому, что мы сами прочитали в тексте. Идея комбинировать работу с источником и работу с литературой мне кажется особенно продуктивной — студенты получают возможность не только выучить язык, но и соотнести свои знания языка и понимание текста не только с преподавателем, но и с современной научной литературой по изучаемому вопросу.

Курс по выбору с четверокурсниками мне достался “в наследство” от научного руководителя, который запустил его еще в прошлом году. Записалось два человека. Хотя тема курса (формирование древнекитайского канона) была установлена до меня, мне позволили наполнить его своими материалами. (Конкретно мы обсуждали вопрос выпадения из канона “Шан шу” 尚書 [“Чтимые писания”] текста “У чэн” 武成 [“Завершение войны”], где излагаются обстоятельства завоевания первого исторического государства Шан [XIII-XI вв. до н.э.] создателями следующего государства чжоусцами . Это краеугольное событие древнекитайской истории, состоявшееся где-то в середине XI в. до н.э. После выпадения древнего “У чэн” в канон вошел новодельный текст “У чэн”, повествующий о тех же событиях в идеологически более приемлемом ключе. Любопытно, что оба текста сохранились до наших дней и представляют собой превосходный материал для изучения вопроса о сложных и весьма занимательных обстоятельствах формирования канона.) Как и на курсе по философским текстам, каждый раз мы начинали с обсуждения какой-либо статьи, имеющей отношение к интересующим нас проблемам, а затем переходили к чтению текста. В конце триместра, когда базовые тексты были прочитаны, взяли дополнительно фрагмент из работы цинского ученого Янь Жоцюя 閻若璩, который в XVIII в. обстоятельно проанализировал канонический текст “Шан шу” и описал проблемы, связанные с новодельными главами. Помимо основных занятий, в рамках этого же курса мы провели два тьюториала, к которым студенты писали эссе с привлечением материалов из текстов, которые мы прочитали, и литературы, которую мы обсудили.

Advertisements