В ожидании озарения

Одна из важнейших радостей при изучении иностранных языков — это когда те тексты, которые еще недавно представлялись хаотическим набором знаков, приобретают осмысленность. Привыкнувшие глаза начинают “сами” находить ключевые для понимания текста элементы синтаксиса и грамматических конструкций, и текст приобретает порядок. Опыт работы с текстом приносит знание лексики – текст обретает смысл. Эта радость особенно ощутима на ранних этапах изучения – в дальнейшем уже понятный язык становится привычным и сам по себе факт понимания текста уже не может восприниматься как особое событие.

При работе с текстами древнекитайскими радости больше. Очень велики шансы, что до вас этот текст еще никем из носителей вашей культуры толком не переведен и даже не прочитан — это удовольствие первооткрывателя. Плюс к тому, изучение древнекитайских текстов сегодня может опираться на удивительные данные последних археологических исследований, приносящих новые открытия чуть ли не каждый год — это удовольствие причастности к “передовой” науке.

Чтобы в полной мере ощутить все эти удовольствия, нужно всего-навсего много работать. Пока что страница с древним текстам повергает в чувство полной растерянности — очевидно, большая часть радости ждет меня впереди.

Итак, что у нас есть на сегодняшний день:

  1. Текст “И Чжоу шу” 逸周书 в разбивке по версии Чжу Юцэна 朱右曾, выполненной в конце XIX в.
  2. Масса исследований на китайском языке и совсем немного — западных. При этом пока что не удалось обнаружить ни одного специального западного исследования по истории памятника.
  3. Полное отсутствие попыток перевода на русский язык.
  4. Учебник древнекитайского Крюкова и грамматика Никитиной.
  5. Черновые переводы пяти глав памятника.

Что нужно сделать:

  1. Определиться со структурой памятника. Из каких кусков он слеплен (по критериям сохранности текста, содержания, стиля (потянем ли?), лексики (эх…), грамматических конструкций.
  2. Перевести хотя бы двадцать глав с приоритетом исторических.
  3. Составить обзоры содержания остальных глав.
  4. Собрать цитаты “И Чжоу шу” в имеющихся доциньских памятниках. Разобраться, сколько было разных Чжоу шу на самом деле и когда создана имеющаяся у нас последняя версия.
  5. Понять, кто, когда и на основе каких мотивов занимался “восстановлением” (т.е. написанием заново на основе скудных сохранившихся цитат) доциньских памятников. Определить вероятность такого восстановления в отношении различных частей “И Чжоу шу” и время выполнения такого восстановления.
  6. Получить текст главы “Да у” 大武, выкопанной в Хэнани в 80-е гг. и сличить его с текстом в самом памятнике.
Advertisements

Поддержка китайского в ALT Linux Sisyphus

В ALT с некоторых пор работает поддержка китайского языка — большое спасибо Диме Кузищину.

SCIM в действии

Все достаточно просто. Нужно установить шрифты и специальную программу SCIM, поддерживающую ввод для китайского и многих-многих других языков.

# apt-get update
# apt-get install fonts-ttf-chinese-big5 fonts-ttf-chinese-gb2312 scim scim-pinyin

На самом деле, даже для китайского SCIM поддерживает около двух десятков различных способов ввода. Здесь мы привели пример для самого популярного среди тех, кто осваивает китайский через латинскую трансктипцию пиньинь: scim-pinyin.

После установки пакетов в файл .i18n в домашнем каталоге нужно добавить несколько строк — нужно, чтобы при запуске сессии X Window запускался SCIM и чтобы ввод с клавиатуры — как для приложений GTK, так и для QT, осуществлялся именно через него:

XIM_PROGRAM="scim -d"
XMODIFIERS=@im=SCIM
export GTK_IM_MODULE=scim
export QT_IM_MODULE=xim

После этого можно читать и набирать по-китайски:

打简体繁体都可以!

Впрочем, простор для деятельности огромен:

  1. Выбор китайских шрифтов в ALT Linux очень невелик и даже шрифты на моем скриншоте, кажется, заимствованы из других источников (особо придирчивые заметят также, что на этом скриншоте разные символы у меня берутся из разных шрифтов, что еще предстоит донастроить).
  2. Нужно, по мере востребованности, обеспечить поддержку ввода для других китайских методов, а также для других языков (прежде всего, для японского).
  3. Нужно собрать SKIM для того, чтобы интерфейс SCIM более органично выглядел в среде KDE.
  4. Нужно собрать пакет scim-qtimm для того, чтобы добиться лучшей совместимости с приложениями QT.
  5. Желательно собрать пакет scim-bridge, позволяющий в ряде случаев избежать “проблем с C++ ABI transition” (при работе с Ubuntu этот пакет помог мне избавиться от некоторых проблем, возникающих в OpenOffice.org при использовании проприетарного драйвера ATI).

Как всегда — наверняка забыл три-четыре пункта.

Почему романтики не любили Китай

Сразу должен попросить прощения за заголовочную уловку. Речь идет не о романтиках, а о представителях романтизма, самого раннего и настоящего.

Действительно, почему период увлечения всего просвещенного мира китайской культурой в XVIII в. вдруг превратился в массовое неприятие, граничащее с отвращением и испугом, в XIX в.?

Интересную мысль высказывает Эрик Хобсбаум в своей книжке “Век революции. Европа 1789-1848”. XVIII в. — время, когда люди особенно верили в разум и в самодостаточность человека. Для Европы это было новым, и проблемы, связанные с ограниченностью рационализма, казались разрешимыми. Открытие Китая пришлось в этой обстановке очень кстати. Узнав о существовании нехристианской культуры, основанной на своеобразном рационалистическом мировоззрении, предвозвестники промышленной эры лишь еще больше убеждались в своей правоте. Для них китайский конфуцианский рационализм был старшим братом: они избавились от метафизического мировоззрения только что, а в Китае его будто бы и не было никогда (в XVIII в. все действительно могло издалека представляться так просто, особенно при желании)…

А потом пришла революция, век промышленности, рассудка, серых единообразных промышленных зданий, век расы низкорослых изможденных английских рабочих, не доживающих до пятого десятка и прочих прелестей, непосредственно связанных с достижениями человечества, освободившегося от оков метафизики.

Светлое настоящее и послужило, по Хобсбауму, причиной обращения молодых людей по всей Европе к романтизму. Они все расходились в разные стороны, исходили все из одной точки — убегали от новоявленной серой рассудочной действительности.

Китай, который совсем недавно был другом и старшим братом, стал чудовищем. Европе, для того чтобы понять негативные стороны выхолощенной рассудочности, потребовалась лишь пара десятков лет. А неповоротливая азиатская громадина живет в ней тысячелетиями — вот ведь ужас-то!

Разумеется, все эти глупости никакого отношения к реальному Китаю не имеют. Много вопросов и к правильности наших сображений: правомерно ли размышления Вольтера экстраполировать на всех представителей XVIII в.? И кто еще в то время писал согласно с Вольтером?

Но тем не менее, страх и отвращение европейцев были вполне реальными и имеют под собой какие-то определенные причины. Кстати, нужно еще поприглядываться, насколько эти страхи пережиты в настоящее время.

Китайский без компьютера — время на ветер?

В целом, я разделяю скептическое отношение к компьютеризации. Заявления о том, что компьютеры качественно изменили нашу жизнь очень редко подкрепляются реальными фактами. Вполне очевидно, что того факта, что авторы таких заявлений не могут представить собственную жизнь без новых технологий, не может быть достаточно для того, чтобы говорить о том, что компьютеры улучшили жизнь человечества в целом. Иными словами, имеем случай выдавания желаемого за действительное.

Но есть некоторые единичные случаи, в которых информатизация действительно бывает полезна: в этих случаях мы можем говорить не только о спорных “новых возможностях” и замене бумаги на экраны, клавиатуры и перья, но и об экономии времени и затрат, поддающейся вполне объективной количественной оценке.

В частности, компьютер (конкретнее, карманный компьютер) — вещь совершенно необходимая при изучении иностранных языков, в особенности восточных.

Одно из наиболее ценных приобретений в жизни — Sony Clie SJ20. Очень простой и очень функциональный карманный компьютер на основе Palm OS 4. Он не позволит вам слушать музыку, рассматривать цветные картинки и отправлять SMS-сообщения через Bluetooth-интерфейс с мобильника. Впрочем, его вообще уже не купишь: не только потому, что модель устарела, но и потому, что Sony отказались от производства Clie, посчитав более перспективными комбинированные устройства, называемые “смартфонами”. Впрочем, мы не будем сейчас сравнивать карманные компьютеры и смартфоны, и все ниже сказанное вполне будет применимо к любому устройству, работающему под управлением Palm OS.

Китайский учу почти два года. Те, кто пробовал к этому приступать, знают, в чем заключаются основные трудности: это сотни и тысячи иероглифов, которые нужно запоминать не только в написании, но и в произношении. Подход, оправдывающий себя с европейскими языками, когда за месяц-другой осваивается алфавит, базовая грамматика и фонетика, а далее снежный ком новых слов и дополнительной грамматики накатывается сам по себе, здесь не сработает: иероглифы требуют постоянной практики и повторения. В противном случае за два месяца иероглифы уйдут в пассивный запас, еще через полгода-год — вполне избавят от своего присутствия вашу голову.

Dragon Character Training

Карманный компьютер полезен тем, что позволяет отрабатывать написание и чтение иероглифов в любое время в любом месте (в общественном транспорте, например). Бумага здесь не очень удобна: во-первых, ее не в каждом месте удается развернуть, во-вторых, что очень важно на первых порах, сама по себе бумага не подскажет вам правильного порядка написания иероглифа. И здесь очень полезна прекрасная свободная программа Dragon Character Training, совершенно, на мой взгляд, незаменимая в первый год изучения языка. Большинство учебных программ по китайскому языку во всем мире составлено на основе учебника практического китайского языка, в исходной английской версии несущего название Practical Chinese Reader. Такого рода глобальная однообразность имеет очевидные преимущества: созданные американцами и немцами программы и словарные базы оказываются вполне применимы к российским условиям. То есть, загрузив словарные базы к I и II томам английского PCR, вы сможете спокойно использовать их по мере прохождения учебников Кондрашевского или Тань Аошуан: слова совпадают на 98-100%. Просуммируем основные преимущества Dragon Character Training:

  • программа распространяется на условиях GNU GPL;
  • несколько режимов работы (помимо бестолковых “опросников”, когда из 4 предложенных вариантов нужно выбрать один правильный, есть возможность самостоятельной проверки произношения, перевода и написания иероглифов)
  • автоматическое распознавание порядка ввода черт (программа не даст написать иероглиф в неправильной их последовательности)
  • наличие заранее подготовленных словарных баз (кроме учебника PCR есть базы к другим распросраненным учебникам)
  • минимальный искусственный интеллект — компьютер будет заставлять вас повторно писать недостаточно усвоенный иероглиф, пока вы не пропишете его правильно, а затем выставит общую оценку по уроку.

Основной недостаток программы — практически отстутсвует механизм сквозного повторения пройденного материала, программа не запоминает, что вы усвоили хорошо, а что плохо, и в следующий раз будет вновь просить вас писать иероглифы, написанием которых вы овладели в совершенстве. Второй недостаток — программа перестала развиваться с 2005 г., но это не очень страшно, поскольку в целом Dragon — достаточно зрелая разработка.

Этих преимуществ нет в программе Flash for Palm Pilot, к сожалению, не свободной, но бесплатно распространяемой. Проверки порядка ввода черт здесь нет, и иероглифы приходится писать в воображении, но в программа более интеллектуальна: программа запоминает неправильно усвоенные иероглифы и спрашивает их повторно, но не сразу, а спустя некоторое время. Для запоминания это очень удобно. К тому же, отработка порядка написания черт с четвертой-пятой сотни иероглифов перестает быть столь актуальной задачей, все чаще встречаются двуслоги из знакомых иероглифов, и подходы к запоминанию иероглифов немного меняются.

Перечислим основные преимущества Flash for Palm Pilot:

  • наличие готовых словарных баз к I-III томам PCR;
  • возможность выбора одного или нескольких уроков для повторения;
  • несколько режимов повторения с полезными функциями ИИ (неправильно усвоенное слово будет спрошено не сразу же, а чуть позже);
  • существует возможность создания собственных словарных баз с помощью специальной программы для Windows.

В целом, если Dragon незаменим на первом этапе изучения языка, то Flash for Palm Pilot очень полезен на втором годе. Еще через год карманные компьютеры, видимо, можно будет отложить в сторону, но к тому времени они успеют сохранить вам дни, если не месяцы, драгоценного времени.