Свободное ПО польским детишкам

Польские коллеги описывают свой опыт проведения публичных ознакомительных лекций по свободному ПО в школах. Достаточно скромный, на мой взгляд, масштаб мероприятия (с осени 2007 г. презентации проведены в 30 школах в 14 городах) как-то не пропорционален уровню его организации (отдельный сайт акции, хорошо наполненный вики-сайт, официальная поддержка местных администраций, бизнесов и медийных органов).

Дети совсем как наши Лекция в школьном спортзале в Познани

Принцип работы тоже достаточно прост: участники акции связываются со школой, договариваются о времени (и, видимо, об оборудовании), приходят, читают лекции, раздают диски с программами. Отказываются под разными предлогами только 7% школ. Один из распространенных аргументов для отказа: “А мы им уже и так пользуемся” :)

Благодаря замечательной инициативе Владимира Иванова, у нас тоже есть подобная акция. Но она предполагает, что не мы ходим в школы (push), а они ходят к нам (pull). Это не плохо и от этого нельзя отказываться, просто это нужно дополнить. Более того, мне, например, было бы удобнее участвовать в мероприятии типа push — так удобнее планировать время :)

P.S. А еще я, кажется, понял, откуда в практике украинской части сообщества взялся неуклюжий термин “Вiльне/вiдкрите програмне забезпечення”. Или это просто яркий пример родства менталитетов и типов мышления? :)

Тем временем в Италии…

Оказывается, в Италии существует правительственная комиссия по ПО с открытыми кодами. Так и называется: “комиссия Open Source”. Причем, вторая по счету — первая была создана в 2002 г. Насколько мне позволяет судить полное незнание итальянского, проопенсорсной политикой в Италии ныне, как и во Франции, занимается минстерство, курирующее государственную модернизацию.

Сейчас у них уже вовсю крутится “Обсерватория” по теме Open Source (странный термин “обсерватория”, с легкой руки Еврокомиссии, похоже, может стать общепринятым для проектов такого рода), где есть довольно обширная база случаев использования ПООК в итальянском госсекторе (хотя насколько полезная, пока не скажу).

Мертвые точки и белые пятна

Если просматривать ленты успешных внедрений свободного софта, то после первичного чувства удивления (ах, оно и в Бразилии, и в Африке!)  возникает неудовлетворенность. Истории успеха разочаровывающе шаблонны. Это нисколько не преуменьшает их значения — просто полностью удовлетворить сторонников свободного софта успех такого масштаба не может. Тысячи и десятки тысяч линуксовых машинок здесь и там — это здорово, но это медленное и скучное развитие. А вот коренных сдвигов — мало.

Шаблоны современного успеха можно свести к двум типам:

  • решение очередной администрации (или закон очередного парламента, сейчас это не так важно) придерживаться свободного софта, где это возможно
  • миграция N рабочих станций на Linux (OpenOffice.org) в очередном министерств

Большинство входящих новостных сообщений представляют собой их многочисленные вариации. Уже года два топчемся на одном месте. Конечно, ногами стучим гораздо громче, чем раньше, и те, кто тогда нас не слышал, теперь обратили внимание. Но качественных изменений эти две группы тем не дают.

Но если отмести эти радостные новости (столь занимательные года три-четыре назад и начинающие надоедать сейчас), то начнут всплывать кейсы куда более интересные.

Например, тотальная миграция Венесуэлы на свободный софт. Смех смехом, но если из этой романтической затеи что-нибудь выйдет, то году к 2010-2011 в мире появится первая страна, перешедшая к свободной модели государственной информационной инфраструктуры. Наломают кучу дров, накопят массу опыта, и в Латинскую Америку потянутся правительственные туристы учиться свободе.

Оснований для скепсиса искать не нужно — они на поверхности. Из запланированного на два года не сделано и трети. Но энтузиазм, вроде бы, не иссяк, и это обнадеживает.

Еще интереснее — маленькая коротенькая заметка об очередном внедрении свободного софта в корейских школах. Если бегло пробежать по этой новости глазами — ничего нового вы там не увидите. Очередное внедрение линукса в школах. Здорово, конечно, но что в этом сегодня удивительного?

А удивительного много. Начнем с того, что речь о плане внедрения не на 10000 компьютеров, а в 10000 школ — после успешного внедрения в 192 школах Сеула. Это уже совсем другие порядки, которых нигде, кроме Кореи, до сих пор не было видно. Далее, внедрение основано на систее New Education Information System, основанной на корейском правительственном дистрибутиве Linux Buyeo. Независимо от того, как относиться к идее правительственных дистрибутивов, масштабы затеи заставляют задуматься. По крайней мере, корейский правительственный дистрибутив достаточно зрел, чтобы его можно было использовать в школах в масштабах, которые уже никак нельзя назвать пилотными. И навряд ли корейское образование — единственная сфера его применения.

А где еще применяется корейский правительственный линукс? Кто его разработал? Какие у него особенности по сравнению с тем линуксам, к которым мы привыкли?

Google на эти вопросы не ответит.

Корея — это не испанская провинция Экстремадура, это часть другого мира, который с нашим общается, но не так, как мы этого ожидаем. Информационное пространство, в котором мы обитаем — это Россия, часть Европы и Северная Америка.

А вот что еще, кроме корейских внедрений, остается вне нашего внимания? На каком континенте произойдет следующий прорыв в сфере использования свободного ПО? И с чем этот прорыв будет связан?

Ответы можно начинать искать уже сейчас. Но одного английского здесь будет мало.

Свободные произведения культуры

С тем, как можно и как не следует называть программы, сопровождаемые исходным текстом, которые можно неограниченно распространять и модифицировать, давно все понятно.

С тем, как называть распространяемые на аналогичных условиях не только программы, но и традиционные литературные, а тем более, аудио и визуальные произведения — все, в принципе, тоже понятно. Но стало понятно совсем недавно (в прошлом году), ввиду чего мы еще некоторое время будем встречаться с неуклюжими конструкциями вроде “открытой музыки” и “свободной интеллектуальной собственности”.

Термин “свободные произведения культуры” громоздок, но лучше пока ничего не придумано. Еще можно переводить как “свободные культурные произведения”, но такой перевод кажется менее удачным, поскольку произведения совсем не обязательно должны быть “культурными” в русском понимании этого слова.

Непереводимое

Часто приходится сталкиваться с понятиями, которые на иностранном языке звучат как слова, а на русском — как словесные конструкции. Таких терминов особенно много в области информационных технологий. Отрасль это новая, и специальную терминологию в ней формируют наши с вами современники, которым свойственно вполне современное (и не очень бережное) отношение к родному языку. Именно поэтому я сильно предубежден против программ с переводом интерфейсов на русский язык (кроме того, что эти программы менее понятны, перевод интерфейса, в большинстве случаев, приводит к существенному увеличению расхода драгоценного экранного пространства), а также против переводных изданий в области информационных технологий: к сожалению, у нас много переводов, которые препятствуют, а не способствуют, пониманию авторского текста.

Все это — грустная преамбула. Дело в том, что у нас есть возможность создать изначально изящную терминологию в отдельно взятой области информационных технологий – в том, что связано со свободными программами, открытыми стандартами и шире – с осуществлением принципа способствующей продуктивному взаимодействию открытости и прозрачности в области информационных технологий. И в первую очередь – нужно придумать хороший термин для понятия, описанного в предыдущем предложении. Что это: “свободная информатика” (как у французов?) – но слово “информатика” в русском языке, кажется, вызывает иные, не вполне подходящие ассоциации (пусть я и выбрал это слово – возможно, временно – в качестве названия категории для этого блога). “Свободная информационная инфраструктура” выражает понятие достаточно четко, но переваливает за критический порог изящности: два слова и звучит несколько угловато.

Другой пример – английский термин framework, соответствующий французским référentiel или cadre commun. Смысл – система координат, каркас, система отсчета, основа. В применении к информационным технологиям – набор основополагающих правил и требований, который необходим для поддержания минимального архитектурного единства государственных информационных систем.