Сто тридцать второй день

Древний город Дали, центр народности бай, столица древнего некитайского царства Наньчжао, островок уникальной архитектуры, приютившийся на северной окраине расположенного в горной чаше озера Эрху, центр современного китайского туризма, город-рынок, постоянно подновляемый и приспосабливаемый под незамысловатыее вкусы и запросы китайских туристов и потому уже обменявший значительную часть своего изначального колорита на крикливый показной колорит.

Дали

Гораздо интереснее была велосипедная прогулка вдоль озера, мимо зажиточных крестьянских деревень по его окраине, утопающих в зелени бобов (называемых у нас “русскими”) и всякой иной огородной растительности: такой сочно-зеленой, здоровой и крепкой, какой у нас не бывает и в июне. Здесь же это было самое холодное время в году.

Поля вокруг озера Эрху

На полях то там, то здесь кто-то работает: или убирает лук, или что-то сеет, набирая воду из ирригационных канав, пересекающих вдоль и поперек все эти поля (ирригации помогает и долина озера Эрху, в буквальном смысле слова испещренная стекающими с окресных гор реками), или пропалывает увесистыми, глубокими, с полторы ладони, мотыгами. То ли из-за того, что живут они на столь благодатной земле, то ли из-за резкого притока туристических денег — здешние деревни очень трудно назвать “деревнями” в том понимании, которое мы привыкли в это слово вкладывтаь (в отличие, например, от деревень в Хэнани, вполне этому слову соответствующих).

Дети

Высокие новые каменные дома, каменные же ровные, выметенные улицы, чисто одетые (независимо от того, заняты ли они на полевой работе, стоят на рынке или просто идут по улице рядом с домом) люди, обилие несколько неряшливых, но явно пользующихся постоянным вниманием храмов — все говорит о достатке, если не богатстве.

Печь для сожжения приношений

* * *

В Дали любопытная естественная водопроводоно-ирригационная система города. Вдоль улиц текут реки, заботливо уложенные в каменные ложбины. Не знаю, набирают ли оттуда воду и выливают ли туда помои, но точно видел, что там стирают.

“Водопровод” в Дали

Впервые в жизни видел зреющие зеленые бананы непосредственно на растении.

Растут бананы

Тридцать первый день

Русские постоянно собираются с русскими, в этом их большая беда. Равно как и корейцев, постоянно собирающихся с корейцами, французов, общающихся преимущественно с французами, японцев, вращающихся в среде японцев… Но самые бедные люди — американцы, которые могут на своем родном языке без особых проблем общаться даже с китайцами.

* * *

Сегодня начал задумываться, что впечатления, которые люди сохраняют от Китая, преимущественно носят ошибочный характер. Даже умные люди принимают признаки временные за постоянные, и соприкоснувшись со страной в какой-то краткий момент ее существования, продолжают жить с образом этой страны всю оставшуюся жизнь, не замечая, что на самом деле этот образ уже давно не соответствует оригиналу.

* * *

Мой китайский велосипед

На велосипеде сзади прицеплен тросик с замочком, чтобы не угоняли. Без тросиков велосипеды угоняют в первый же день — проверено.

Восьмой день

Прошло первое занятие по китайскому языку (не разговорному), которое посвятили знакомству друг с другом и с планом предстоящей работы на семестр. В нашей группе (2 уровень Advanced по классификации Пекинского университета, что примерно соответствует Upper Intermediate в обыденном понимании) из европеоидов, помимо меня, был только один очень радушный рыжеволосый индус. Если я правильно понял его слова, то во всей Индии сейчас существует порядка 4-5 вузов, где готовят специалистов со знанием китайского языка. Совсем немного.

Американцы, испанец и немец, как и ожидалось, оказались китайцами, причем один из американцев обладал сильным нанкинским акцентом. Вообще, было очень приятно ощущать, что я понимаю практически все, что говорит преподаватель, и было несколько странно ощущать, что я не понимаю практически ничего из того, что говорят одногруппники.

Большая часть из них имела возможность достаточно тесного соприкосновения с Китаем: если они не родились в Китае, то, по крайней мере, приезжали по нескольку раз, и подольше, чем на два дня. Есть и исключения — например, одна японская девушка, которая осваивала язык практически самостоятельно с помощью преподавателя, консультировавшего ее раз в неделю. Ей пока довольно трудно говорить, но не удивлюсь, если к концу семестра она всех нас обойдет.

Наш преподаватель является автором учебника, по которому мы учимся. Думаю, это хороший признак.

Сегодня впервые фотографировал китайцев на улицах. Наиболее хорошие фотографии получились с китайцами на велосипедах.

Девушки на велосипеде в университетском кампусе

* * *

Вечером ходили на фильм 赤壁 (“Красные скалы”). Накануне не удалось толком выспаться, поэтому в течение второй половины фильма я был занят тем, что старался проснуться. Главная особенность фильма — битва при Красных скалах, событие, в честь которого фильм назван, в нем отсутствует. Но зато следует продолжение.

Перед просмотром ко мне подошел китаец средних лет и сообщил, что фильм снят об эпохе Троецарствия, когда три страны боролись друг с другом — примерно как нынешние США, Китай и Россия. Поинтересовавшись, откуда я, он начал с явным удовольствием от того, что нашел подходящего собеседника, высказывать свое сожаление по поводу распада СССР. Нездорово, мол, что Россия, Беларусь, Украина и Азербайджан — разные государства, и было бы намного лучше, если бы они объединились на манер Евросоюза. И вообще, Россия — страна с долгой историей и массой замечательных людей (таких как Менделеев и Пушкин). Время от времени он спрашивал у меня, как я отношусь к текущей политической ситуации и что я думаю о будущем — отчасти, из приличия, потому что, выслушав три-четыре слова, он снова с горячностью возвращался к своей мысли о необходимости объединения бывших советских республик, которые от этого станут только сильнее.

Седьмой день

Нас распределили по языковым группам. С утра по улице, ведущей в сторону того места, где происходило распределение, шла процессия, связанная с закрытием паралимпийских игр, поэтому все задержалось на два часа, и когда я пришел на место, то своего имени в списке не обнаружил. Как оказалось, в списке вообще висели не наши имена студентов-стажеров, а имена студентов, обучающихся по обычной долгосрочной программе. Начал выяснять — оказалось, что в одном из списков я по-прежнему фигурирую как студент исторического факультета, а в списке с группами моего имени вообще не нашлось — преподавателю пришлось записывать меня на отдельном листочке от руки.

Худо-бедно объяснил ситуацию и выбрал себе группу — и тут же, вернувшись на улицу, где уже успели списки со стажерами, нашел себя под китайским именем 马林娜 (Марина). Обычная ошибка от невнимательности — тот, кто заполнял табличку, продублировал имя девушки, идущей передо мной, хотя латинское имя по паспорту при этом записал корректно. Преподаватели искали меня именно по китайскому имени, и, разумеется, найти не смогли. Вернулся, разобрался — переоформился в свою законную группу.

Интересно, сколько раз мне здесь еще придется объяснять, что я не учусь на историческом факультете и что зовут меня не Марина?

* * *

Позавтракали в столовой с уровнем санитарии B. Очень приличная для завтрака каша с ягодами и чем-то вроде сладких зерен и орехов.

Сегодня ходили на “радиорынок” — своеобразное русское название для квартала, состоящего из примерно десятка небоскребов, где продается электроника всех разновидностей. Купили фотоаппарат, зарядное устройство для другого фотоаппарата, на смену забытому в России, и мне — инструмент для чистки объектива.

Очень своеобразный порядок завлекания покупателей. При входе в здание специально обученные молодые люди делают все от них зависящее, чтобы заманить вас в небогатый по ассортименту выставочный зал. Если вы находите или не находите там то, что вам нужно, то вас отводят на шестой этаж, где расположен основной магазин. (На шестой этаж нужно ехать на лифте, где непременно будет стоять специальная девушка в белых перчатках, работа которой сводится к нажиманию кнопок лифта и объявлению этажей.) В основном магазине вас усаживают в специальное мягкое кресло для ожидания и даже могут принести воды в одноразовом картонном стаканчике. Через некоторое время обслуживающий персонал появляется с желаемым (или с предложением купить что-то другое — в зависимости от удачи), и вы можете желаемое тут же, в спокойствии и с комфортом, рассмотреть и испытать.

Продавцы электронной мелочевки (мышек, наушников, веб-камер и т.д.), разумеется, работают иначе и могут позволить себе достать нужный вам товар непосредственно из-под прилавка. Продавцы же товаров покрупнее, похоже, непременно связаны с каким-то складом — зато в наличии у них всегда будет любой товар, который вы только можете пожелать.

Сначала хотели взять зеленый фотоаппарат Olympus, но нужный зеленый цвет был только у пластикового муляжа — настоящей камеры с такой же расцветкой в продаже не было. Уже выходя из небоскреба нам приглянулся на чьей-то витрине другой фотоаппарат. “Сколько стоит?” — “1450 юаней”. — “Можно ли немного дешевле?” — “1300 юаней”. Такой диалог даже трудно назвать торгом.

Договорившись о цене, пошли с продавщицей на склад (товар с витрины и без батареек нам давать не стали). Склад находился в соседнем небоскребе на пятнадцатом этаже, где мы еще в течение получаса сидели в креслах, пили воду, рассматривали предложенные фотоаппараты и, в конечном счете, купили нужное, на этот раз забыв о торге. Боюсь, что потеряли около 200 юаней на камере за 1900. Но в Москве все равно дороже.

Возвращаясь домой, пробили шины на двух велосипедах об один и тот же бордюрный камень. Сделали полезные выводы как о технике езды по бордюрам в Китае, так и о степени качества тутошних велосипедов.

* * *

Разобрал полтекста в выданном учебнике. Очень приличная лексическая нагрузка как по новым словам, так и по тем, которые я должен бы был знать, но забыл. Если удастся не съехать с дистанции, то активный словарный запас за пару месяцев работы удастся существенно расширить, но для этого придется работать.

Большая часть моих будущих одногруппников — японцы и корейцы (по 4 человека в группе), есть американцы (еще нужно посмотреть, какого происхождения), испанцы (аналогично) и даже одна девочка из Украины в группе по разговорному языку. В общем из 427 стажеров нашего колледжа по изучению китайского языка для иностранцев людей из Америки — 84 (большей частью — дети китайских эмигрантов, как я понимаю), из Японии — 61, из Кореи – 56. Это лидирующие страны. Людей из России — 27, из Украины — трое.

* * *

Вечером снова ходили гулять в парк, что вокруг озера. После десяти часов там особенно хорошо — мало людей и очень красиво.

Еще одна фотография университетского парка вечером

Второй день

Сегодня начали и завершили основную часть утомительных и неизбежных бумажных формальностей, связанных с обустройством. Неплохая организация процесса (хотя и не без элементов разгильдяйства), преимущественно молодые и, судя по внешнему виду, вполне довольные жизнью сотрудники, общее ощущение праздника среди студентов — в результате, по итогам дня не ощущается ни усталости, ни раздражения.

Разгильдяйство же связано с тем, что китайцы сами плохо поспевают за изменениями в собственном университете. Выданный нам справочник для иностранных студентов на китайском языке выполнен на 2006 год, на английском — на 2007, в то время как описанные в них реалии отличаются не только друг от друга, но и от сегодняшнего дня.

Очевидно, что план мероприятий по встрече и оформлению документов иностранных студентов был прикинут “на глазок”, и возможность ситуативного реагирования была заложена в него изначально, что безусловно добавило гибкости, но вместе с ней и неопределенности. Несвоевременность и маловажность пары из указанных в расписании мероприятий была настолько очевидна, что никто из организаторов просто не явился.

* * *

Познакомились с сербом Йованом, молодым исследователем новейшей истории стран соцлагеря. Сейчас он работает с архивами в Китае, зимой планирует слетать на Кубу. По-русски говорит с незначительными отклонениями, каждое из которых не выдало бы в нем иностранца, но которые в сумме позволяют в нем видеть нерусского.

* * *

Вечером купили новый велосипед за 220 юаней (около 30 долл.). К нему был взят замок за 30 юаней (на ценнике было написано 25 — столько автоматически теряют люди, пренебрегающие торгом). Во время катания по ночному парку в пределах кампуса я отломал дешевый катафот от заднего крыла, пытаясь выгнуть его так, чтобы оно не цеплялось за шины (нисколько не в претензии за это к тридцатидолларовому велосипеду — крылья всегда были проблемным элементом, и на велосипедах моего детства их не было).

Мою возню заметили двое парней с девушкой, прогуливавшихся по тому же парку. Двадцать секунд они друг с другом обсуждали мое положение, затем один из них подошел и выправил крыло единственно правильным способом — слегка подогнув спицы, на которых оно крепится к колесу. Мы сказали друг другу “спасибо!” и “не за что” и двинулись дальше, каждый своей дорогой. Совершенно ничего необычного в этой ситуации, но с непривычки мне кажется, что в моем отношении проявили необычайную доброжелательность и человечность.

На улице подстриженные вдоль пешеходных тротуаров кустарники используют как удобные площадки для просушки постельного белья и одеял. Это не дикость, поскольку делающие это люди не менее моего причастны к современной цивилизации. Это своеобразная практичность. Для китайца нет ничего зазорного в том, чтобы из храма сделать мастерскую. Особенно если известно, что ремесло не повредит храму.

* * *

Водитель грузового велосипеда

Одна из тутошних особенностей — обилие трехколесных грузовых велосипедов, почему-то у нас полностью отсутствующих. На таких ездят дворники и разные грузчики (например, перевозящие бутыли с артезианской водой).