Девяносто четвертый день

На собрании любителей каллиграфии пожилой китаец, руководитель мероприятия, глядя на мои отчаянные попытки нарисовать прямую горизонтальную черту, расхваливал русских, которые, мол, особо хорошо знают толк в высокой литературе, высокой живописи, высокой музыке и вообще во всем высоком. До собрания купил учебник по каллиграфии, где раскладываются по полочкам элементарные вещи (большую часть из которых я уже читал и слышал), и к которому приложен полуторачасовой фильм, где рассказывают и показывают, как правильно писать отдельные черты и иероглифы.

* * *

Неожиданно обнаружил, что в пруду у западных ворот продолжают плавать рыбки. Мы их сфотографировали.

Рыбки в пруду в декабре

А озеро Вэйминху уже стало большим катком, по которому весело разъезжали китацы в возрасте от 40 до 60 лет.

Лед на Вэйминху

Advertisements

Восьмидесятый день

Студенческая организация, посвященная установлению контактов на английском языке, сегодня проводила встречу, посвященную китайской каллиграфии. На встречу пришло четыре иностранца, из них три девушки из Кореи. Было как-то неудобно за то, что наш брат иностранец столь безразличен к высокому: говорят, на прошлой встрече, посвященной искусству лепки китайских пельменей, народу было гораздо больше.

Мероприятие, тем не менее, было замечательное. Мое имя написали двумя разными стилями, пытались научить технике написания базовых черт кистью, а в конце концов подарили тушечницу и лист с одним сунским стихотворением в полускорописном стиле (синшу).

Мне пишут мое имя

Простые китайцы из числа организаторов мероприятия честно признались, что не могут отличить хорошую каллиграфию от плохой. Те же их коллеги, которые владеют каллиграфией в большей степени, предпочитали не отвечать на вопрос о том, как различать хорошую и плохую каллиграфию, а говорили, что каллиграфия — это отражение личности автора. Но право на индивидуальность, как я понял, еще нужно заслужить. Для этого нужно лет пять тренироваться. Добрый китаец, потративший полчаса на то, чтобы показать мне, как правильно писать простую горизонтальную черту, признался, что когда он сам начинал заниматься каллиграфией, на освоение этой черты он потратил месяц.

Шестидесятый день

Присоединился к экскурсии участников конференции OpenOffice.org в Гугун. К сожалению, не успел вовремя проснуться в первый день, когда ездили на Великую стену, пришлось ехать вместе со всеми в Гугун (где я уже был) и в Ихэюань (где я еще не был).

Озеро в парке Ихэюань

Экскурсовод — милая китаянка с неплохим знанием английского языка. Под конец экскурсии по инициативе немецких товарищей (которых было большинство) ей подарили открытку и пакет с деньгами (каждый бросил юаней по 10-20).

В автобусе познакомился с интересным иранцем, который сейчас живет и работает в Париже. Он специалист по ИТ-системам в области медицины (получил медицинское образование, но потом понял, что в ИТ ему интереснее), на конференции выступал с докладом об использовании онтологий при составлении научных публикаций в OpenOffice.org. У него интересный взгляд на иранскую революцию: он считает, что она была бы невозможна без заграничной поддержки, но результаты ее оказались совсем не те, которых ожидали заграничные друзья. Что касается ирано-иракской войны, то одна из ее целей будто бы заключалась в том, чтобы избавить Иран от запасов вооружений, накопленных ранее при участии западных союзников. Задача была решена — война прекратилась.

Поскольку осмотр Гугуна осуществлялся совсем не по тому маршруту, по которому я следовал в первый раз, скучно не было. Большой интерес у публики вызвал рассказ экскурсовода о позолоченных противопожарных сосудах, с которых почему-то была соскоблена вся позолота. Оказывается, позолоту соскабливали саблями русские солдаты, которые попали сюда в 1900 г. во время подавления Боксерского восстания.

Котлы с остатками позолоты

Когда мы по просьбе организаторов конференции встали фотографироваться с красным транспарантом конференции у входа в Ихэюань, это зрелище произвело на местное население столь глубокое впечатление, что на один снимок нашей компании, сделанный штатным фотографом конференции, приходилось примерно шесть снимков китайских туристов.

Впервые увидел, как пожилые люди упражняются в уличной каллиграфии. В отличие от каллиграфии традиционной, произведения каллиграфии уличной не живут дольше одной минуты.

Уличная каллиграфия