Сорок шестой день

В кампусе проходил международный культурный фестиваль. На один день маленькая площадь перед актовым залом университета превратилась в музей националного колорита — своеобразный аттракцион для китайцев, где они могли посмотреть на иностранцев, выряженных в традиционные костюмы на фоне декораций, отражающих национальную специфику.

Картинка с Международного культурного фестиваля

На самом деле, представить страну, имея на то четыре квадратных метра специально выделенного пространства — задача не из легких, и участники преимущественно с ней не справились. На стенках развешивали фотографии и картинки, в спешном порядке выписанные из посольства или придуманные незадолго перед мероприятием в ходе мозгового штурма или вообще ничего не вешали. Кто-то пытался одеться в национальном стиле, кто-то — в псевдопатриотическом (черные футболки с надписью For Mother Russia соревновались с красными футболками с надписью Proud to be Kyrgyz). Очень старательный и аккуратненький стенд был у Северной Кореи: одетые в официальном стиле корейцы стояли на фоне фотографий, изображающих новые промышленные объекты, представителей руководства страны во время визита к солдатам и рабочим. Их собратья из Южной Кореи развернули самый большой стенд (отхватив три будки вместо одной) и весь день угощали прохожих корейскими сладостями. Стенд США был расположен вплотную к стенду Вьетнама. Украины не было — человека четыре сограждан в университете найдется, но к счастью, нас никто на праздник не пригласил.

Тридцать пятый день

Ходил в Intel, разговаривал с руководителем стратегических программ по Linux китайского отделения компании Робертом Чэнь или Чэнь Сюем по поводу состояния СПО в Китае. Значительное удобство кампуса Пекинского университета — непосредственное его примыкание к району Чжунгуаньцунь, “Силиконовой долине” Китая, где расположены офисы большинства крупнейших айтишных компаний и разные технопарки.

Сейчас я понимаю положение дел в области китайской индустрии FOSS примерно так:

  1. В Китае сейчас довольно быстро развивается серверный рынок Linux. Основная движущая сила развития этого рынка — заказы от государственных и подконтрольных государству крупных компаний (почта, мобильные операторы, банки), которые потихоньку мигрируют на Linux с Solaris и прочих UNIX-систем.
  2. Об использовании FOSS на десктопах пока никто всерьез не думает.
  3. Кроме RedFlag в Китае создана аналогичная компания под названием CS2C (в каждой компании порядка 150 человек), которая занимается примерно тем же, что и RedFlag (также на основе RHEL) и имеет примерно те же размеры и также создана по инициативе правительства КНР. Это вполне стандартная схема китайской управляемой конкуренции подконтрольных правительству предприятий. Конкурируют они по несколько непривычному для нас принципу: полюбовно делят между собой карту Китая, а затем каждый разворачивает бизнес в “своем” регионе :) Впрочем, до самого последнего времени рынок связи здесь тоже был распределен по географическому признаку. Возможно, это просто определенный этап в развитии китайских компаний.
  4. Другая перспективная область, где у Linux сильные конкурентные позиции — мобильные системы.
  5. Об использовании FOSS в среднем образовании никто не думает. В университетах спрос на FOSS есть просто потому, что приличные университеты сами понимают его необходимость.
  6. Правительство здесь, кажется, в самую последнюю очередь обеспокоено выработкой нормативной политики в отношении софтверной индустрии. Государственное участие ограничивается финансовой подпиткой RedFlag и подобных им компаний. Отчасти, видимо, это связано со спецификой правовой культуры Китая, но в общем, моя заинтересованность в вопросе выработки грамотной государственной политики в области СПО здесь не найдет понимания.
  7. Кроме RedFlag и CS2C, существует еще несколько компаний, при этом все базируются на RHEL (кроме компании местного значения на юге Китая SunWah Linux, которая используют Debian). Их вклад в разработку, как правило, ограничивается локализацией, GUI, графическими темами и т.д. Китайско-японско-корейское предприятие ASIANUX также не подразумевает какой-либо серьезной разработки, несмотря на то, что этот проект создал резонанс во всемирных масштаха, а профильные министры трех стран ежегодно проводят встречи по вопросам развития Open Source.
  8. На вопрос о том, когда в Китае появятся собственные независимые дистрибутивы, мой собеседник с удивительной резкостью ответил: “Никогда!” Когда же я начал объяснять очевидные преимущества таких независимых разработок, Чэнь сказал, что в обозримой перспективе их точно не будет. Иными словами, сейчас китайцы настроены на восприятие и воспроизводство чужого опыта и не претендуют на ведение какой-либо значимой собственной разработки. Роскошь технологической независимости они не могут себе позволить, и, если присмотреться к китайскому хайтеку в целом, то это касается далеко не только разработки ПО.
  9. В местном Intel над Open Source работает около 300 человек, большей частью участвующих в разработке ядра, драйверов, виртуализации, мобильных технологий, взаимодействии с вендорами и т.д.

* * *

Сегодня впервые заметил, что горы являются составной частью пекинского горизона. В течение первого месяца проживания здесь я их не видел. Думаю, не столько из-за ненаблюдательности, сколько из-за обысного состояния тутошней атмосферы, позволяющей смотреть на солнце, не зажмуривая глаза.

Юго-западные ворота университета