Сто тридцать четвертый день

Встретились в Юньнани со знакомым тренером, который давно еще несколько раз приглашал меня связаться с ним, как доберусь до Куньмина. Живет он не в провинциальном центре, а в городе Юйси неподалеку, но в этот день он ночевал у родственников в Куньмине. Первым делом мы направились в провинциальный музей, где к нам присоединилась его двоюродная сестренка — очень уставшая от учебы ученица средней школы. Ей нездоровилось, но выслушав от нее, как живут учащиеся средних школ в Китае, я был готов принять без объяснений любое ее состояние: каждый день начало занятий в 7:40, завершение в 6 или 6:30 вечера, вечером около 3-4 часов домашнего задания. Каждый день, кроме воскресенья, начало занятия около 7:40, завершение в 18 или 18:30, около 3-4 часов домашнего задания. Мне казалось, что в деревнях за счет меньшего объема учебных курсов нагрузка должна быть меньше, но по ее словам, деревенским школьникам живется еще менее сладко: нагрузка примерно та же самая, но после школы нужно помогать родителям — в деревне работы всегда с избытком. Понятное дело, что китайский университет, слегка напоминающий каторгу по сравнению с университетом московским, после такого режима кажется отдыхом. Ее двоюродный брат, как оказалось, живет ненамного слаще. Он студент, учится с 8 утра до полшестого в одном из физкультурных вузов Пекина, за двадцать минут добирается до нашего Пекинского университета, где работает в спортзале с 6 до 10. В следующем семестре он планирует бросить работу, чтобы сосредоточиться на подготовке к экзаменам, предпочтительно — с перспективой продолжения обучения в одном из заграничных вузов. Жаль, потому что тренер он действительно хороший.

Музей, в отличие от большинства китайских провинциальных музеев, бесплатен. Кроме того, мне устроила чуть ли не персональную экскурсию одна из сотрудниц — в прошлом партийный функционер, ныне — достаточно увлеченный своей работой музейный работник.

После осмотра музея

* * *

Посетили в Куньмине один зоопарк (разные звери и стандартные номера со слонами, играющими в футбол — в целом, ничего примечательного) и парк Цуй ху в центре города. Центральная точка парка — одноименное озеро, над которым летает бесконечное множество чаек. Для того, чтобы сфотографировать чайку в полете, достаточно просто зафиксировать камеру в одной точке и фотографировать в течение минуты — наверняка получится сделать один-два неплохих снимка парящей птицы.

Чайки в Куньмине

Вокруг продают специальный хлеб для чаек, который люди не едят. Место замечательное и его нет в путеводителях — по-видимому, потому, что летом чаек нет, а большинство туристов (включая авторов путеводителей) прибывает в этот город именно с весны по осень.

Советы разработчикам отечественной свободной ОС

Перед нами открыта замечательная возможность надолго отодвинуть сроки внедрения свободного ПО в России. А также создать уникальный по значимости прецедент, по которому еще долго-долго будут судить о вреде поддержки свободного ПО на государственном уровне.

Чтобы это состоялось, нам достаточно ничего не делать — результат придет сам собой. Мы создадим оторванную от сообщества пользователей операционную систему, которая будет воспринята самими пользователями как навязанная сверху разработка. К тому же, к нам начнут настороженно относиться в мировом community как к любителям покататься за чужой счет, использующим труд сообщества в своих узких интересах, не предоставляя ни кода, ни даже информации взамен.

Все эти проблемы решаемы, но их нужно решать целенаправленно. Говорить о том, что школьная ОС должна обладать приемлемым уровнем качества (на уровне лучших популярных дистрибутивов) я не буду, поскольку это очевидно. Также вполне очевидно, что проект по внедрению свободной ОС в школах — это прежде всего контакт со школами, информирование и дополнительное обучение учителей. Поставка компьютеров с непривычной ОС не будет приятным сюрпризом для преподавателей, которые и без того не ощущают недостатка в жизненных проблемах.

Но есть еще одна составляющая успеха проекта, не менее важная. Результатом проекта должна быть не только операционная система и штат подготовленных учителей, но и новое сообщество, включающее в себя конечных пользователей, разработчиков ПО (прежде всего, поставщиков образовательных программ для госсектора), энтузиастов (вроде меня пять лет назад) и представителей образовательных учреждений. Это сообщество по определению более широко, чем любое из сообществ, существующих в России вокруг какого-либо дистрибутива.

Что нужно сделать:

  1. Должна быть доступна общая информация о проекте: техническое задание и краткий пересказ его содержания русским языком, предпосылки и обоснование проекта — все это должно быть опубликовано на общедоступном сайте.
  2. Процесс разработки должен быть открытым. По ходу проекта разработчики должны делиться важнейшей информацией о состоянии и текущих задачах проекта — в степени, достаточной для того, чтобы заинтересованные наблюдатели чувствовали, что держат руку на пульсе проекта.
  3. Заинтересованные пользователи должны иметь возможность высказаться в удобной для них форме — и получить на свое высказывание вежливый ответ. Это необходимо для создания ощущения “общего дела”.
  4. Разработчики прикладного ПО должны иметь полную информацию о том, что им нужно сделать для того, чтобы их программы работали в данной системе — видимо, намного раньше релиза системы.
  5. Лучше всего всю эту информацию публиковать также по-английски. Это позволит решить две задачи: во-первых, мы сможем поддерживать на постоянном уровне интерес и уважение к России, вызванные анонсом о разработке отечественной ОС (замечу, что этот интерес никогда не был столь высок, как сейчас), во-вторых, избежим складывания имиджа страны, стремящейся к технической самоизоляции с помощью свободного ПО.

Очень хочется, чтобы все так и было, независимо от того, кто будет разрабатывать систему.