Третий день

Ходили по кампусу в поисках бассейна (пока не работает, открывается с началом занятий). По дороге встретили цикад, трещавших со скрежетом, который можно было бы ожидать от циркулярной пилы, цепляющейся своей поверхностью за толстый кусок стальной проволоки. Те, что возле общежития, трещат негромко, привычно и весьма приятно.

* * *

Впервые вышел за университетские ворота. Город действительно чрезмерно оживленный, но при этом вполне аккуратный. Пока что в Пекине мало вкуса — это видно и по одежде людей, и по облику зданий, но уже есть опрятность и ощущение достатка.

Типичная для нынешних пекинских улиц импровизированная клумба

Очень своеобразно украшаются окружия деревьев — под ними ставят большое количество пластиковых горшков с цветами. И это касается не только деревьев вдоль больших дорог, но и многих других импровизированных клумб в разных местах. Опять же — это олимпийское явление, или цветы будут продолжать столь же заботливо выносить, расставлять и поливать и в следующем году?

* * *

Познакомился с иностранцами: тремя корейцами, японкой, французом, четырьмя американцами (из которых один китаец наполовину) и двумя китаянками из Гонконга.

Еще сегодня мне показалось, что Пекин цивилизованнее Москвы. В смысле, он более современен и более развит.

Второй день

Сегодня начали и завершили основную часть утомительных и неизбежных бумажных формальностей, связанных с обустройством. Неплохая организация процесса (хотя и не без элементов разгильдяйства), преимущественно молодые и, судя по внешнему виду, вполне довольные жизнью сотрудники, общее ощущение праздника среди студентов — в результате, по итогам дня не ощущается ни усталости, ни раздражения.

Разгильдяйство же связано с тем, что китайцы сами плохо поспевают за изменениями в собственном университете. Выданный нам справочник для иностранных студентов на китайском языке выполнен на 2006 год, на английском — на 2007, в то время как описанные в них реалии отличаются не только друг от друга, но и от сегодняшнего дня.

Очевидно, что план мероприятий по встрече и оформлению документов иностранных студентов был прикинут “на глазок”, и возможность ситуативного реагирования была заложена в него изначально, что безусловно добавило гибкости, но вместе с ней и неопределенности. Несвоевременность и маловажность пары из указанных в расписании мероприятий была настолько очевидна, что никто из организаторов просто не явился.

* * *

Познакомились с сербом Йованом, молодым исследователем новейшей истории стран соцлагеря. Сейчас он работает с архивами в Китае, зимой планирует слетать на Кубу. По-русски говорит с незначительными отклонениями, каждое из которых не выдало бы в нем иностранца, но которые в сумме позволяют в нем видеть нерусского.

* * *

Вечером купили новый велосипед за 220 юаней (около 30 долл.). К нему был взят замок за 30 юаней (на ценнике было написано 25 — столько автоматически теряют люди, пренебрегающие торгом). Во время катания по ночному парку в пределах кампуса я отломал дешевый катафот от заднего крыла, пытаясь выгнуть его так, чтобы оно не цеплялось за шины (нисколько не в претензии за это к тридцатидолларовому велосипеду — крылья всегда были проблемным элементом, и на велосипедах моего детства их не было).

Мою возню заметили двое парней с девушкой, прогуливавшихся по тому же парку. Двадцать секунд они друг с другом обсуждали мое положение, затем один из них подошел и выправил крыло единственно правильным способом — слегка подогнув спицы, на которых оно крепится к колесу. Мы сказали друг другу “спасибо!” и “не за что” и двинулись дальше, каждый своей дорогой. Совершенно ничего необычного в этой ситуации, но с непривычки мне кажется, что в моем отношении проявили необычайную доброжелательность и человечность.

На улице подстриженные вдоль пешеходных тротуаров кустарники используют как удобные площадки для просушки постельного белья и одеял. Это не дикость, поскольку делающие это люди не менее моего причастны к современной цивилизации. Это своеобразная практичность. Для китайца нет ничего зазорного в том, чтобы из храма сделать мастерскую. Особенно если известно, что ремесло не повредит храму.

* * *

Водитель грузового велосипеда

Одна из тутошних особенностей — обилие трехколесных грузовых велосипедов, почему-то у нас полностью отсутствующих. На таких ездят дворники и разные грузчики (например, перевозящие бутыли с артезианской водой).

Прибытие

Пекин встретил жарой, запахом раскаленного песка, декорациями от олимпиады, небоскребами, бурной растительностью вдоль дорог — время от времени в окне такси проносится роща незнакомых, но симпатичных деревцев или разбитая прямо посреди проезжей части клумба с цветами и кустарничками. Из деревьев много обыкновенных тополей и сосен, но не покидает ощущение южного города. Несмотря на жару, ничего блеклого и вялого за весь день заметить не удалось, что при такой жаре (+30 в начале сентября) немного удивляет.

Город выдраен до блеска. В какой мере этот порядок соответствует обыкновенному для китайцев уровню чистоты, а в какой — недолговечный олимпийский блеск, понять пока нелегко.

* * *

Как оказалось, приехал я на день раньше, и никаких документов, помимо ключа от общежития, нам в этот день оформлять не хотели. Заниматься документами дважды, когда все можно сделать в течение одного дня, сильно не хотелось, поэтому поселился у друга нелегалом в надежде на следующий день заполучить то же место на законных основаниях.

Вид на половину двухместной комнаты для иностранных студентов

Купили сим-карты. У меня в номере есть четверка — благодаря этому карта обошлась на двадцать юаней дешевле: слово “четыре” (“сы”) отчасти созвучно в китайском языке слову “смерть” (тоже “сы”, хоят и другим тоном).

Разобравшись в том, где и когда нужно будет оформлять документы, пошли обедать — было уже 2 часа пополудни, т.е. время, когда обед в Китае уже заканчивается. В ресторанчике было пусто (хотя кто-то и продолжал шумно обедать в отдельном зале, видимо, исполняющем функции банкетного). Официантки сказали, что у них перерыв, но сделали это тоном, в котором подразумевалось продолжение диалога. Мы исполнили ритуал упрашивания — через пять минут на столе была огромная тарелка риса с яйцом, жареная капуста брокколи и шипящая говядина на сковородке.

* * *

Темнеет рано, в семь часов вечера уже сумерки, в восемь — темнота. Ближе к ночи людей становится меньше, воздух прохладнее — в это время замечательно гулять по парковой зоне в пределах кампуса — она достаточно просторна и весьма очаровательна.

Здесь не злоупотребляют фонарями. Ночной парк представляет собой царство темноты и цикад с островками света. В парке ивы (кажется, более стройные, чем наши, но все равно с большими ниспадающими ветвями), разные сосны, кустарники, назвать которые я бы не смог назвать даже при свете дня. Рассажено со знанием дела — парк воспринимается как автономный мирок, а не как результат чьей-то работы. Возможно, отчасти это связано с древностью парка, но наверняка умение здесь играет решающую роль.

Вокруг прудов китайцы устраивают вечерние пробежки, сумеречничают на расставленных поодаль друг от друга скамейках — чаще по двое, редко в одиночестве. Смотрят на воду и на отражающийся в ней свет фонарей.