Сорок третий день

Снова слушал радио. Студентка Пекинского университета отвечала на вопросы ведущей о жизни в вузе. Раньше я как-то не задумывался о том, что попал в рай. Свойства рая (в порядке приоритетности длительности обсуждения): хорошие, недорогие и разнообразные столовые, современная библиотека, где можно читать книги и даже спать, парки и деревья.

Еда в столовой

* * *

Еще одно приятное впечатление от занятий: такт со стороны преподавателя по неразговорному китайскому. Листочки с исправленными диктантами кладутся на стол лицевой стороной книзу, так что человек сам может решить, насколько он хочет показывать свои результаты соседям.

Восемнадцатый день

По дороге в российское посольство заметил пекинских стариков, которые продают птичек в клетках в маленьком скверике рядом со строящимся небоскребом.

Пожилой мужчина и птицы

Перед посольством стоят двое вытянутых по стрелке китайцев в форме. Если увижу их на следующих выходных, это будет означать, что они здесь дежурят круглогодично. Кажется, перед посольством Китая в Москве никто не стоит. Понятно, у нас гораздо меньше “пустых” работ, чем в Китае, но все равно приятно.

На перекрестке Дунчжимэнь поставлена очень внушительная копия западночжоуского сосуда Бо-гуй (X в. до н.э.). В окружении небоскребов на оживленном перекрестке эта реплика выглядит на самом деле оригинально.

Копия западночжоуского бронзового сосуда на перекрестке Дунчжимэнь

* * *

Вечером слушал китайское радио. Ведущая какой-то вечерней программы с придыханием рассказывала о том, что такое любовь на самом деле, и приводила в качестве примеров истории из жизни деятелей китайской революции. На другом канале, кажется, обсуждали тему инвестиционных рисков, на третьем — разыгрывали юмореску о владельце телефонного номера 444-44-44 (напоминаю, что слово “четыре” и слово “смерть” по-китайски звучит почти одинаково).