Сто двадцать третий день

Добрались до Сиани близко к 7 часам утра. Обманчивое табло перед билетными кассами показывало, что еще есть поезда до Куньмина (Юньнань, юго-запад, субтропический пояс и вечное беззимье). Выстояв очередь, спросили у кассира — оказалось, что это неправда, и билетов уже нет ни на сегодня, ни на завтра. В Китае порой очень сложно разобраться, кому можно верить — и совсем не потому, что кто-то хочет тебя обмануть.

* * *

Заботливый страж порядка в макдональдсе два раза передвигал наши вещи на более безопасные места — например, убрал сумку с фотоаппаратом со стула, стоящего у прохода, на стул, расположенный чуть в глубине. Ради нашей безопасности.

* * *

После покупки билетов в автобусной кассе отправились прямиком в исторический музей, где нам по студенческим выдали бесплатные билеты. Музей занимательный. Из экспозиций немножко неолитической керамики (по-моему, непредставительно мало для такого места), много чжоуской бронзы, ханьских статуэток, предметов танского искусства. Музей складывает впечатление резкого падения эстетики изобразительного искусстве на рубеже периодов Чжаньго и Хань (III-II вв. до н.э.). Строгость и скромное изящество бронзовых сосудов вдруг сменяются мелкими небрежными статуэтками, изображающими бытовые сцены. Монументальная скульптура, однажды блеснув в циньшихуановской армии, навсегда сменяется маленькими игрушками, похожими лишь на пародии людей и животных.

* * *

Терракотовые воины Цинь Шихуана (час езды от Сиани) внушительны, но я с ними встречался уже как со старыми знакомыми — два раза видел их делегации в столичных музеях других стран. Поразила только небрежность китайских реставраторов, осмелившихся выставить одну из лошадей за стеклом с суррогатным хвостом, вылепленным на скорую руку в полное нарушение канона изображения лошадей, действовавшего в циньско-ханьское время (в зияющее отверстие в задней части лошадки был воткнут хвост в форме метелки, а не в форме принятого в древней скульптуре аккуратного завитка). И еще поразил выход из музейного комплекса: чуть ли не километр нужно идти вдоль сувенирного рынка и отбиваться от предложений купить коробку глиняных фигурок (почему кажджый считал, что его собратья на расстоянии сто метров ближе к музею нас не заметили и не пытались нам продать то же самое по той же цене, остается непонятным). Причем, сейчас этот сувенирный рынок, по зимней поре, тих, спокоен и почти мертв — что там происходит летом, подумать страшно.

“Медчасть”. Здесь бойцов собирают по кускам и приводят в порядок после тысячелетней борьбы с матерью-землей

* * *

Вернувшись, отправились пешеходной прогулкой по мусульманскому кварталу. Зашли в небольшую мечеть в китайском стиле, где как раз в это время мужчины собирались на вечерний намаз. Мечеть поразительна: обыкновенная китайская пагода с полумесяцем наверху, в которую входят не иначе, как сняв обувь.

Дети мусульманского квартала

Advertisements

Сто двадцать второй день

В супермаркете, несмотря на то, что до китайского нового года еще почти две недели, произошла крупная перестановка: появилась целая секция новогодней одежды (преимущественно красной, с вышивкой) и новогодних подарков. Обычно по утрам там бывает спокойно, но сейчас уже с 10 часов утра в начинает ощущаться заметная толкотня, причем большинство покупателей выносит мелкооптовые партии товаров.

* * *

В два часа с небольшим отправились на вокзал, на поезд до Сиани. Вагон — с жесткими сидячими местами, но вполне сносный. Разумеется, люди сидели на умывальниках, курили и бросали коробки с остатками ужина непосредственно на пол, но все это в порядке вещей.

Сто восемнадцатый день

Сдавал экзамены по газетной лексике и сочинениям. Сказал после экзамена два слова благодарности преподавателю по газетной лексике. По сочинениям, помимо основной темы, нужно было написать страничку с замечаниями по поводу самого преподавания. Постарался сделать это повежливее, но не отклоняясь от существа ответа.

Во время экзаменов за нас постояли в очереди сотрудники турагентства и в конце концов смогли купить два билета в Сиань. Поезд — из наименее удобных. Отправляется слишком рано вечером, приходит слишком рано утром, едет 13 часов. Места остались только сидячие, и тот факт, что они дешевле полок для лежания — небольшое утешение.

Система продажи билетов кажется сложной, как и система интернет-фильтров Great Firewall of China. В какое-то время билеты продают за 10 дней, в какое-то — за 5 дней, в какое-то — за день накануне. В этих случаях нужно приходить на вокзал выстаивать в очереди заранее, желательно с вечера. Как будто те, кто покупают на вокзале, имеют какое-то преимущество по сравнению с теми, кто покупает в других билетных кассах (по крайней мере, люди, купившие нам билет, советовали нам идти стоять на вокзал, потому что вокзал будет посильнее).