Пятьдесят первый день

Пригласил одногруппников из Индии и Японии домой, в течение часа устраивал им по-китайски краткий экскурс в историю восточнославянских стран, используя в качестве наглядного пособия Google Earth. Пока что это вершина в моей практике общения по-китайски.

Пятидесятый день

Только сейчас начинает приходить ощущение относительного владения языком. Это когда появляется способность высказывать свои мысли, не опошляя их совсем уж стыдными примитивизмами и сохраняя в речи отдельные элементы индивидуальности. По первоначальному плану, этот момент должен был настать спустя месяц, наступил спустя полтора. Наверное, тоже неплохо.

Ходил на большой одежный рынок для китайцев. Отличие от рынка для иностранцев заключается в более приличном товарном ассортименте (как по объему, так и по качеству продукции), в нормальном обращении продавцов (с вами говорят только после того, как вы зададите вопрос) и в торге, не выходящем за пределы разумного (цена завышается на 50%, а не в десять раз).

Медленный приход осени

* * *

Встал на консульский учет в украинском посольстве. Меня даже пригласили на выборы, только не сказали, когда они будут проводиться. Пытался говорить с сотрудницей посольства по-украински — резко ощутил нехватку практики. Нужно поскорее связаться с тутошними украинистами.

* * *

Пересмотрел заметки иностранных студентов-стажеров Пекинского университета, обучавшихся до нас. Все советуют не замыкаться на учебе и как можно больше общаться с живыми китайцами. Иногда напоминания об очевидном бывают полезны.

Сорок девятый день

Одно из мероприятий, которыми пытается нас завлечь преподаватель по разговорному китайскому — проведение устных пятиминутных докладов с последующим обсуждением. Тема доклада должна быть интересной как для выступающего, так и для аудитории. Я решил попробовать объяснить коллегам, что меня привлекает в древнекитайской истории, рассказать, насколько она на самом деле неизвестна. Я преуспел более, чем ожидал: у аудитории не было ни одного вопроса. Видимо, проблема была раскрыта исчерпывающим образом. Приятно.

На том же занятии нужно было разделиться на пары “мальчик-девочка” и разыгрывать сценки со ссорами из семейной жизни с использованием активной лексики (текст про отношения между мужем и женой в семье). В совокупности было 7 или 8 выступающих пар. Лишь один диалог закончился примирением супругов, три — взаимным соглашением о разводе.

Сорок седьмой день

Оправдываясь перед собой легкой простудой, провел замечательный вечер в тишине и работе. Утром писал контрольную работу по китайскому языку по итогам месяца обучения: 2 часа времени, 7 распечатанных страничек А4 с заданиями, где нужно заполнять пропуски, обводить кружочки, а иногда — писать короткие сочинения в ответ на поставленные вопросы.

Сорок шестой день

В кампусе проходил международный культурный фестиваль. На один день маленькая площадь перед актовым залом университета превратилась в музей националного колорита — своеобразный аттракцион для китайцев, где они могли посмотреть на иностранцев, выряженных в традиционные костюмы на фоне декораций, отражающих национальную специфику.

Картинка с Международного культурного фестиваля

На самом деле, представить страну, имея на то четыре квадратных метра специально выделенного пространства — задача не из легких, и участники преимущественно с ней не справились. На стенках развешивали фотографии и картинки, в спешном порядке выписанные из посольства или придуманные незадолго перед мероприятием в ходе мозгового штурма или вообще ничего не вешали. Кто-то пытался одеться в национальном стиле, кто-то — в псевдопатриотическом (черные футболки с надписью For Mother Russia соревновались с красными футболками с надписью Proud to be Kyrgyz). Очень старательный и аккуратненький стенд был у Северной Кореи: одетые в официальном стиле корейцы стояли на фоне фотографий, изображающих новые промышленные объекты, представителей руководства страны во время визита к солдатам и рабочим. Их собратья из Южной Кореи развернули самый большой стенд (отхватив три будки вместо одной) и весь день угощали прохожих корейскими сладостями. Стенд США был расположен вплотную к стенду Вьетнама. Украины не было — человека четыре сограждан в университете найдется, но к счастью, нас никто на праздник не пригласил.

Сорок пятый день

Впервые побывал в Гугуне. Устаешь еще на подступах к нему, пробираясь через бесчисленные толпы туристов. Они движутся интенсивным потоком от главного входа по линии основных дворцов, в которых, кроме архитектуры, смотреть нечего: через стекло или ограду можно сфотографировать весьма скромный интерьер дворцовых помещений — и все. Главная задача — поскорее вырваться из этого потока и пойти обходить многочисленные боковые павильоны, в которых, собственно, и выставлены экспонаты музея. Я успел посмотреть только одну такую выставку, посвященную бронзе. Красиво.

Шанская бронза

Музеи в Аньяне и Чжэнчжоу тоже неплохи, но представленные там экспонаты в большей степени привязаны к конкретному месту.

Добравшись до выставки бронзовых зеркал, осознал, что больше ничего смотреть не могу. Придется сюда приходить еще и, видимо, не один раз.

* * *

Впервые посетил ресторан “Мистер Ли” — что-то вроде китайского ответа на вызов McDonalds и KFC (только вместо бородатого дядьки на логотипе этих заведений вам улыбается среднего возраста китаец). Как ни странно, в этой сети нет самоосблуживания, а относительная скорость работы достигается за счет того, что специально выделенный персонал быстро подыскивает вам свободный столик с номером, к которому в скором времени подходит официантка, выслушивает ваш заказ и принимает деньги. Скорость работы я бы назвал относительной, поскольку мой несложный заказ (суп с доуфу и какой-то зеленью и жареные баклажаны с рисом) готовили около 10 минут.

* * *

Полдня посвятил мероприятию под названием Open Source Camp. Организатор мероприятия, завидев меня, сразу предложил выступить в составе пленарной секции (где выступают спонсоры и гости), я согласился — говорил о положении дел в области использования Open Source в России. После доклада ко мне подошло с вопросами несколько человек, но все они были либо французами, либо финнами: китайцы преимущественно слушают и очень неохотно задают вопросы.

Вместе с тем, сегодня я, наконец, встретил разработчика из континентального Китая, который по своей инициативе начал принимать участие в Open Source-проектах. Его путь к Open Source интересен: в университете он пользовался Windows, но затем прослышал, что существует ОС Linux, под которой не работает большая часть компьютерных игр, постоянно отвлекающих от работы. Ну а после перехода на Linux постепенное вовлечение в проекты по разработке ПО было лишь делом времени.

Когда я в следующий раз услышу, что отсутствие игр мешает популярности свободного ПО, мне будет чем возразить.

Jacob Redding, один из лидеров сообщества Drupal в Китае

Основная часть мероприятия проводилась в формате unconference, когда все желающие подходят к столику организаторов, пишут на листочках маркером темы своих сообщений, далее эти темы тут же вешаются на доске, распределяются по времени и секциям. Процентов 60-70% сообщений тут же распределили между собой иностранные гости, составляющие лишь около 10% участников. Очень показательная и, на мой взгляд, типичная картинка.

Сорок четвертый день

Записался в библиотеку и купил аппарат для нагревания воды — не только ради самого аппарата, но и ради удобных 20-литровых бутылей, с которыми он работает.

На улице холодно, в доме не топят, но стоит замечательная солнечная погода.

Узнали, что в университете Цинхуа (который через дорогу от Пекинского университета и ожесточенно с ним конкурирует) появилась очередная коллекция бамбуковых планок с текстами периода Чжаньго (V-III вв. до н.э.). Откуда взялись тексты — в очередной раз не известно. Очевидно, в очередной раз были куплены на рынке в Гонконге. Складывается впечатление, что китайская история появляется из воздуха. Это прескверно, потому что захоронения, из которых извлекаются планки, наверняка содержали в себе массу других интересных вещей. Узнаем ли мы о них когда-нибудь?..